О настроениях в Москве и столицах стран Запада

Изучение настроений в иностранных правительственных, парламентских, деловых и экспертных кругах показывает, что «украинский вопрос» они относят к наиболее приоритетным. Истеблишмент заинтересован в быстрейшем прекращении военных действий и мирном урегулировании конфликта на Востоке Украины, который сегодня составляет едва ли не самую большую угрозу безопасности Европы после окончания Второй мировой войны и наносящий ощутимые убытки для экономик многих стран из-за неуступчивости В. Путина и военной, политической и ресурсной поддержки Москвой сепаратистских анклавов.

И Кремль, и провластные российские эксперты утверждают, что у западного сообщества ошибочное представление о беспомощности Москвы в «украинском вопросе». Мол, руководству РФ якобы удалось достичь желаемого в контексте расширения своей территории за счет геостратегического Крыма и создания в восточных регионах Украины нового «замороженного» конфликта, делающего невозможной евроатлантическую и европейскую интеграцию нашего государства. И отмечается, что предпринятый Западом режим санкций не эффективен. Мол, «запас прочности» российской экономики достаточен. Его должно хватить, по крайней мере, еще на два года. К тому же будет увеличиваться недовольство среди отдельных европейских стран, которые будут выискивать оптимальные варианты взаимодействия с РФ, о чем свидетельствует незапланированный визит президента Франции Ф. Олланда в Москву 6 декабря.

Сторонники В. Путина в Германии, Франции, Италии, Венгрии и на Кипре продолжают подпитывать иррациональные страхи западного сообщества перед российским самодержцем и продвигают идею об отказе от санкций против России и поиска путей примирения с ней, в том числе и за счет отказа Украине и Молдове в праве на членство в ЕС и НАТО.

Российская дипломатия и кремлевские пропагандисты, в частности, агентство «Россия сегодня» получили от Кремля задание воспользоваться провозглашенными намерениями Украины получить членство в НАТО для углубления раскола между странами Евросоюза и усиления напряженности в отношениях ЕС-США. Для этого основные информационные усилия будут направляться на формирование у государств «старой Европы» негативного отношения к Украине, Польше и странам Балтии, якобы сознательно ведущих на евразийском континенте политику в интересах США и усиливающих зависимость ЕС от внешнеполитического курса Вашингтона. При этом российская пропаганда намеревается использовать антиамериканские и националистические настроения и в странах Западной Европы. Параллельно лидерам государств-членов Альянса будет навязываться позиция о том, что членство Украины в НАТО является «красной линией», которую РФ переступить не позволит.

На международном уровне Кремль системно нагнетает ситуацию вокруг вопроса о необходимости прекращения АТО и убеждает о возможном дефолте Украины. Кроме того, с подачи Кремля руководством отдельных международных организаций, в частности, Совета Европы, продвигается мысль о том, что к нарушителям прав человека на востоке Украины следует относить не только пророссийских боевиков, но и военных ВС Украины и бойцов украинских добровольческих батальонов.

Наблюдая за попытками Москвы расколоть общеевропейскую солидарность, немецкие эксперты отмечают, что есть разница между официальными заявлениями канцлера А. Меркель и общим настроением немецкого политикума. И разница достаточно ощутимая. Так, часть влиятельных бизнес- и политических кругов ФРГ, а также значительная часть населения не поддерживают инициативу федерального канцлера по продолжению, расширению и усилению санкций против России из-за событий на востоке Украины. Но полагают, что единственным возможным выходом из российско-украинского кризиса является федерализация Украины. Такие настроения объясняются не только серьезным негативным экономическим эффектом от таких санкций, но и слабой осведомленностью немцев о событиях в Украине.

Ввиду того, что А. Меркель определенным образом зависит от позиции «большого бизнеса» и общественного мнения, немецкие политологи предполагают, что риторика немецкого руководства по поводу необходимости дальнейшей помощи Украине останется прежней. В то же время нашему государству не следует надеяться, что высшее руководство ФРГ предпримет какие-то конкретные шаги.

Как полагают французские парламентарии, для западных стран проведение реформ в Украине более важно, чем урегулирование конфликта на Донбассе. Поэтому финансовая помощь украинской стороне в полной зависимости от плана и реализации дальнейших реформ, в т. ч. в соответствии с Соглашением об ассоциации Украина-ЕС, которые должны осуществляться, невзирая на военное и экономическое давление РФ.

В то же время, на фоне прогнозируемого сохранения конфронтации с Россией в течение полутора-двух лет, в т. ч. из-за экономических санкций, продолжается кулуарная дискуссия о намерении официального Парижа лоббировать выход из конфликта методом подписания политического соглашения между Киевом и Москвой, которое позволит сравнительно быстро и безболезненно для ЕС нормализовать отношения между Россией и Западом.

По мнению французских экспертов, то, что Ф. Олланд стал первым западным лидером, посетившим Москву с начала «украинского кризиса», с одной стороны, может свидетельствовать о попытке Франции усилить свою роль в урегулировании конфликта на востоке Украины в тот момент, когда Германия придерживается жесткой позиции относительно Кремля, а с другой — российская сторона может этим воспользоваться для выхода из политической и экономической изоляции, в частности, признав официальный Париж своим новым стратегическим партнером в ЕС (вместо ФРГ).

Таким образом, российская сторона может спровоцировать усиление французско-немецкой конкуренции в украинском вопросе, экстраполяция которого на внутренне-европейский уровень может негативно отразиться на своевременности и адекватности реагирования ЕС на события в нашем государстве и деструктивную политику Кремля по созданию на востоке Украины полностью подконтрольной России зоны нестабильности и по навязыванию Киеву финансирования жизнеобеспечения Донбасса.

В свою очередь, в британском Форин Офисе полагают, что Москва попытается снять экономическую блокаду с неподконтрольных Киеву территорий, втянуть руководство Украины в новый раунд Минских переговоров и не допустить прямого привлечения США и ЕС к урегулированию конфликта. В ответ на такие шаги Кремля британские дипломаты обещают, что официальный Лондон усилит санкции против РФ и боевиков «ДНР/ЛНР», а также политику непризнания аннексии Крыма.

Дипломаты и эксперты прогнозируют, что на востоке Украины сохранится статус-кво из-за несостоятельности украинской власти провести наступательную военную операцию в зоне АТО, а также из-за того, что Россия, избегая расширения режима санкций, не осмелится развязать полномасштабную прямую военную агрессию против Украины. К тому же, невзирая на демонстрацию «уверенности в собственных силах», «способности нейтрализовать заговор Запада/НАТО против России» и «стойкости российской экономики» (при курсе свыше 60 и 74 российского рубля за доллар и евро соответственно!) российский президент панически боится собственного народа и олигархов.

Невзирая на 300-миллиардные компенсационные контракты для «приближенных» групп братьев Ротенбергов и Г. Тимченко, объективным фактором страхов В. Путина есть существенное снижение уровня поддержки шагов Кремля олигархическими кругами РФ, встревоженными последствиями волюнтаристской «украинской кампании», в частности, введением и усилением Западом режима санкций, увеличением расходов на финансирование «проекта Новороссия» за их счет, отказом российского руководства от строительства газопровода «Южный поток», в который внутренними «капиталовкладчиками» уже было инвестировано около $ 5 млрд, а также ультимативными указаниями Кремля по поводу финансирования построения транспортного перехода через Керченский пролив.

Снижается уровень поддержки «планов» В. Путина относительно Украины и среди «союзников Кремля» на Кавказе, в частности, со стороны «лидера» Абхазии Р. Хаджимбы. По мнению аналитиков, недавние кадровые изменения в руководстве управления администрации президента РФ по социально-экономическому сотрудничеству со странами СНГ, Абхазией и Южной Осетией (смещение с должностей ставленников В. Суркова) объясняются не только провалом реализации стратегического плана на украинском направлении (расширение географии сепаратистского движения из Донецкой и Луганской областей на Харьковскую, Запорожскую, Одесскую и другие), но и проблемами, возникшими в рамках реализации мероприятий по налаживанию сотрудничества так называемых ДНР и ЛНР с другими самопровозглашенными и непризнанными государствами.

В Кремле полагали, что основным итогом визита В. Путина в Абхазию (26 ноября) будет заявление Р. Хаджимби о начале экономического сотрудничества Абхазии с ДНР/ЛНР и об ускоренном открытии филиалов абхазских банков на территории этих самопровозглашенных республик. По замыслу путинской администрации, развитие такого сотрудничества фактически должно было создавать так наз. «экономический коридор», в рамках которого Абхазия, как признанное Россией государство, с помощью механизма международных договоров и контрактов с ДНР/ЛНР, осуществляла бы закупку продукции, которая бы в дальнейшем реэкспортировалась на российский рынок. Это также давало бы возможность РФ обеспечивать самопровозглашенные «республики» на Донбассе денежной массой с помощью легальных банков.

Однако во время встречи с президентом РФ руководитель Абхазии заявил, что такой шаг невозможен, потому что местные бизнес- и политические элиты недовольны существенным ограничением суверенитета «республики». И предложил вместо этого более «взвешенный» формат договора, который В. Путин вынужден был подписать, чтобы не допустить распространения негативной информации и не провалить свои планы. Недовольный и раздраженный такой подготовкой «визита» российский лидер пообещал кадровые увольнения не только в своей администрации, но и в абхазском руководстве.

И, конечно же, В. Путин не может игнорировать собственный народ, хорошо понимая природу и последствия возможного русского бунта — бессмысленного и беспощадного.

Если учитывать приведенные факты и «боеспособность» российской армии, то можно согласиться с прогнозами экспертов, утверждающих, что в ближайший период Кремль не будет спешить с военным вторжением в Украину или расширением «гибридной войны» на другие регионы. РФ будет направлять свои усилия на дестабилизацию внутренней ситуации в нашем государстве путем инспирирования локальных и, по возможности, всеукраинских общественных беспорядков на социально-экономической почве.

Вместе с тем российский лидер не готов отказаться от идеи «русского мира» как идеологической платформы своей внутренней и внешней политики. Правда, ограниченные (в т. ч. в результате санкций Запада) возможности РФ вынуждают В. Путина, кардинально не пересматривая подходы к «украинскому вопросу», отложить вариант прямых силовых действий в отношении нашего государства и сосредоточиться на латентной дестабилизации ситуации в Украине и Молдове, и информационных атаках. Что позволит ему, так сказать, «сохранить лицо» перед своей страной, смягчить негативный международный имидж, аккумулировать необходимые ресурсы и в благоприятный момент вернуться к практической реализации проекта «Новороссия».

Схожі публікації