Интеграция или распад? Как военная агрессия России против Украины сказывается на реализации российских интеграционных инициатив в постсоветском пространстве

С начала 2000-х годов стратегической целью режима В. Путина остается возрождение России как «большого мирового государства», способного занять место бывшего СССР. На сегодняшний день главным инструментом Москвы в достижении такой цели является построение т. н. Евразийского союза (на принципах расширения и трансформации уже существующего Таможенного союза, с 1 января 2015 года — Евразийского экономического союза), который должен закрепить российский контроль над постсоветским пространством.

При этом, в отличие от Европейского Союза — исключительно добровольной организации с равными правами ее членов, — Россия выстраивает свой Евразийский союз, прибегая к всестороннему давлению на его потенциальных членов (в понимании Кремля), в т. ч. и к военной силе. Примером такого подхода Москвы является ее политика в отношении Украины, включительно с военной агрессией против нашего Государства.

Такая же политика России и в отношении других стран бывшего СССР демократического выбора, в первую очередь — Молдовы и Грузии. В последнее время об этом свидетельствует как усиление давления РФ на упомянутые страны в политической, экономической и информационной сферах, так и военное вторжение России в Грузию 2008 года, а также провоцирование напряженности и наращивание российского военного присутствия в зонах приднестровского, абхазского и южноосетинского конфликтов.

Правда, все эти деяния не остановили процесс европейской интеграции Украины, Молдовы и Грузии и не заставили их двигаться в направлении Таможенного союза (ТС) с перспективой членства в будущем Евразийском экономическом союзе (ЕАЭС). Вопреки дальнейшим попыткам Москвы реализовать свои намерения, окончательную точку на ее планах поставило подписание Украиной, Молдовой и Грузией соглашений об ассоциации и создании зон свободной торговли с Европейским Союзом, что фактически их европейский выбор сделало необратимым.

Более того, военная агрессия России против Украины стала катализатором деструктивных процессов внутри Таможенного союза, что, по существу, сделало невозможным его реальное развитие, как полноценной политико-экономической организации. Например, усилилось негативное отношение к российским интеграционным инициативам руководства, бизнес-структурам и населению настоящих и потенциальных участников упомянутых выше «союзов», создающихся под эгидой Российской Федерации.

Так, свое недовольство Россией и Таможенным союзом уже неоднократно проявляли представители государственного руководства, бизнеса и общественности Казахстана и Беларуси, как на официальном уровне, так и во время различных конференций, круглых столов и общественных слушаний. Все чаще высказываются сомнения по поводу целесообразности дальнейшего участия этих стран в интеграционных объединениях с Россией.

Против вступления своих стран в российские «союзы» выступают и оппозиционные силы, и подавляющая часть населения Армении и Киргизстана. Так, подписание правительством Армении в октябре с. г. соглашения о вступлении в Евразийский экономический союз вызывало массовые акции протеста армянских граждан, обвинивших руководство страны в сдаче ее национальных интересов. Подобные акции повторились и в декабре с. г. после ратификации армянским парламентом упомянутого соглашения. По оценкам экспертов, если правительство Киргизстана отважится на такой шаг, то спровоцирует беспорядки в стране и очередные попытки насильственной смены киргизской власти.

Не спешит в Таможенный и Евразийский экономический союзы и руководство Таджикистана. Говоря о своей заинтересованности в углублении торгово-экономического сотрудничества с Россией, таджикская сторона пока что воздерживается от практических шагов.

Не оправдались и надежды Москвы по поводу привлечения в свои проекты и Узбекистана, не говоря уже о Туркменистане и Азербайджане, откровенно дистанцирующихся от такого рода «инициатив».

Приведенные факты свидетельствуют о глубоком кризисе планов Российской Федерации по восстановлению подобия бывшей Российской империи или СССР в виде Евразийского союза и других российских проектов на постсоветском пространстве. Причина вполне ясна: снижение привлекательности России для ее потенциальных партнеров из-за того, что она не в состоянии предложить эффективную модель политико-экономического сотрудничества, а также из-за негативных тенденций в развитии российской экономики, усиливающихся вследствие западных санкций против Российской Федерации.

Так, политико-экономические санкции США и ЕС, а также падение мировых цен на нефть уже снизили темпы развития российской экономики, привели к оттоку капиталов из России, к снижению курса рубля и сокращению валютных поступлений в российский бюджет, а также сократили объемы внешней торговли. По прогнозам Министерства экономического развития РФ, в 2015 году финансово-экономические проблемы в России будут обостряться, включительно с падением ВВП на 0,8 % (как минимум), оттоком капиталов (на уровне около 90-100 млрд. долл. США) и снижением объемов экспорта (на 68 млрд. долл. США) и импорта (на 47 млрд. долл. США).

Эксперты полагают, что после этого обязательно усилится негативное влияние экономических проблем России на ее партнеров и продолжится стагнация торгово-экономических связей в рамках Таможенного и будущего Евразийского экономических союзов.

В частности, падение в течение последнего времени курса российского рубля почти на 60 % уже вызывало приблизительно такое же обесценивание национальной валюты Казахстана. Еще значительней проблемы наблюдаются в ориентирующейся преимущественно на российский рынок Беларуси. В первую очередь, это касается ведущих белорусских машиностроителей, в т. ч. предприятий МАЗ, БелАЗ, «Гомсельмаш» и «Минский моторный завод». Из-за падения спроса российского потребителя на продукцию этих заводов, объемы выпуска в Беларуси сельскохозяйственной техники в течение 10 месяцев 2014 года сократились на 20 %, грузовых автомобилей — на 30 %, автобусов — на 26 %, карьерных самосвалов — на 46 %. К тому же упали объемы выпуска двигателей — на 23 %, металлообрабатывающих станков — на 37 %, деревообрабатывающих станков — на 55 %, бытовой техники — на 60 %. Это стало причиной снижения реальных зарплат (в среднем в два раза) и массовых увольнений рабочих.

Продолжается сокращение объемов взаимной торговли между Россией, Беларусью и Казахстаном. Так, по итогам первого полугодия 2014 года, отмеченный показатель составил 88 % по сравнению с аналогичным периодом 2013 года. При этом, по данным правительства Казахстана, с момента создания Таможенного союза казахстанский экспорт в Россию упал более, чем в два раза. Кроме того, финансово-экономические проблемы Российской Федерации снижают ее инвестиционные возможности, что ослабляет заинтересованность в сотрудничестве с Россией.

Большинство же бывших советских республик стремятся активно развивать торгово-экономические отношения со странами Европейского Союза, Китаем и другими партнерами. Поэтому объемы их торговли с ЕС и КНР в большинстве своем уже превышают объемы торговли с Россией. В частности, объем торговли Казахстана с ЕС составляет 32 %, с КНР — 23 %, с РФ — 19 %; Туркменистана — 45 %, 12 % и 68 %; Киргизстана — 5,5 %, 51 % и 17 %, соответственно. Кроме того, более значительные объемы торговли с ЕС, чем с Россией, имеют Молдова — 54 % и 12 %; Грузия — 55 % и 7 %; Азербайджан — 46 % и 6,3 %.

К тому же, при обострении отношений между Россией и ЕС из-за украинского вопроса, наблюдается укрепление связей ближайших союзников РФ с западными странами и международными организациями. В частности, в октябре 2014 года президент Казахстана Н. Назарбаев и председатель Европейской комиссии Ж. Баррозу подписали документ о завершении переговоров по проекту Соглашения о расширении партнерства и сотрудничества Казахстана с ЕС. По своему политическому значению фактически такое соглашение идентично с соглашением об ассоциации с Европейским Союзом, подписанным Украиной, Молдовой и Грузией.

В последнее время заметно активизировалась на западном направлении и внешнеэкономическая деятельность Беларуси. Об этом свидетельствуют: белорусско-американский экономический форум 22 сентября 2014 года в Нью-Йорке; белорусско-литовский экономический форум 4-6 ноября с. г. в Могилеве; белорусско-европейский бизнес-форум 14 ноября с. г. в Лондоне; австрийско-белорусско-российский бизнес-форум 14 ноября с. г. в Вене; белорусско-хорватский бизнес-форум 28-29 ноября с. г. в Бресте; польско-белорусский инвестиционный форум 1 декабря с. г. в Варшаве. По итогам таких мероприятий есть договоренности о развитии торгово-экономического сотрудничества сторон, а также увеличении объемов американских и европейских взносов в белорусскую экономику.

Все это идет вразрез с интересами Российской Федерации, которая позиционирует Таможенный и будущий Евразийский экономические союзы как противовес ЕС на постсоветском пространстве и пытается своими санкциями в отношении европейских стран предотвратить их прессинг.

Но такие действия России не устраивают большинство других стран бывшего СССР, видящих в лице ЕС одного из самых мощных партеров в торгово-экономической сфере. Учитывая это, членство в ТС и ЕАЭС, в условиях применения западных санкций против России, воспринимается ими как препятствие в развитии отношений с Европейским Союзом.

Такие взгляды уже открыто высказываются представителями государственного руководства Казахстана и политико-бизнесовыми кругами других стран. Кроме того, ширится негативное отношение к российским интеграционным инициативам, как к сугубо политическим проектам Москвы, отвечающим интересам лишь Российской Федерации и ограничивающим суверенитет других участников подконтрольных ей организаций на постсоветском пространстве.

Тем более что Россия даже не скрывает своих намерений, откровенно демонстрируя пренебрежение к своим партнерам и навязывая им выгодные только для себя решения в политической и экономической сферах. Примером этого является распределение налогов, изымаемых на границе стран-членов ТС. Из общей суммы зафиксированных средств Москва присваивает 87,97 %, оставляя Беларуси — 4,7 %, а Казахстану — 7,33 %!

В то же время существуют и ряд других проблем в Таможенном союзе, актуальность которых обязательно обострится после его трансформации в Евразийский экономический союз. После создания Таможенного союза основные такие проблемы для Беларуси и Казахстана были следующие: увеличение внутренних цен на товары широкого потребления в результате повышения их стоимости до российского уровня; подорожание импорта из-за введения новых (как правило, больших) ввозных пошлин; усиление конкуренции на внутреннем рынке среди национальных производителей в пользу российского бизнеса; переход под российский контроль ключевых секторов белорусской и казахской экономики. Аналогичные проблемы обязательно появятся и у других стран бывшего СССР в том случае, если они вступят в ТС и ЕАЭС.

Вместе с тем, по крайней мере, до 2025 года предусматривается сохранение ряда ограничений и исключений во взаимной торговле стран-членов Таможенного и будущего Евразийского союзов (более 600 видов разных товаров), что фактически сводит на нет саму идею их создания как интеграционных объединений на постсоветском пространстве. В первую очередь, такие ограничения и исключения касаются нефти и газа, что является крайне чувствительным вопросом для Беларуси и Казахстана, а также дает возможность Москве использовать энергетический фактор для давления на Минск и Астану. В последнее время это провоцировало систематические газовые и нефтяные «войны» между Россией и Беларусью, и Казахстаном.

Не обращая внимания на формальное снятие таможенных барьеров в рамках ТС и ЕАЭС, Москва прибегает к практике закрытия своего рынка (по разным вымышленным причинам) и для других видов белорусской и казахстанской продукции.

В частности, примером таких шагов Российской Федерации могут быть решения Федеральной службы ветеринарного и фитосанитарного контроля («Россельхознадзор») в конце ноября с. г. по запрету ввоза в Россию продукции 32 белорусских предприятий пищевой промышленности. Причина — нарушение санитарных норм. Был также введен таможенный контроль транзита белорусских продовольственных товаров по российской территории, в т. ч. в Казахстан. Таким образом, Россия пытается давить на Беларусь, вынуждая ее отказаться от торгово-экономического сотрудничества с США и ЕС.

К чести президента Беларуси А. Лукашенко, он категорически отклонил претензии Российской Федерации и не дал согласия на присоединение к контрсанкциям России против западных стран и международных организаций. По его словам, Беларусь в полном объеме будет выполнять свои обязательства перед иностранными партнерами и не прекратит импорт европейских продуктов для их дальнейшей переработки и сбыта на рынках стран Таможенного и Евразийского экономического союзов. Кроме того, Беларусь не будет закрывать свою территорию для транзита иностранных товаров на евразийские рынки, поскольку считает такие действия нарушениям международных норм. В то же время, реагируя на действия Москвы, Беларусь возобновила таможенный контроль на белорусско-российской границе.

Еще одной проблемой Таможенного и будущего Евразийского экономического союзов есть не одинаковое отношение стран-членов этих организаций к перспективам их дальнейшего расширения. Так, по мнению белорусских и казахстанских экспертов, присоединение к ним Армении, а тем более Киргизстана и Таджикистана, может спровоцировать появление новых противоречий внутри ТС и ЕАЭС, возникнут дополнительные источники конфликтов и противостояний, а также увеличатся объемы контрабанды и другие негативные явления.

Следовательно, между Россией и другими странами бывшего СССР существуют глубинные противоречия, что фактически делает невозможной реализацию российских интеграционных инициатив на постсоветском пространстве. При этом российская военная агрессия против Украины лишь усилила эти противоречия.

Схожі публікації