НА КОНКУРС

АВТОНОМНЫЕ СИСТЕМЫ ВООРУЖЕНИЯ:
нерешенные вопросы морали, нравственности, международного права и геополитики

Надежда Сербенко

 

Вступление

В повести французского летчика и писателя Антуана де Сент-Экзюпери (1900-1944) «Маленький принц» (1943) есть такие слова, адресованные Маленькому принцу: «Люди забыли эту истину, но ты не должен ее забывать. Мы всегда будем в ответе за тех, кого приручили». Иносказательно — это призыв быть ответственным в любви и дружбе, щадить чувства близкого человека, дорожить чужим доверием, не обманывать его и себя и т. д.

А кто же будет в ответе за так называемых интеллектуальных роботов-убийц (по-другому — автономные системы вооружения; смертоносное автономное оружие; боевые системы автономного действия или боевые автономные роботизированные системы и т. д.), которых мы сами создали и которых можем использовать в вооруженной борьбе только по нашей воле и нашему желанию?

Именно этим и многими другими подобными вопросами задаются сегодня множество юристов-международников, ученых, экспертов, а также международные правительственные и неправительственные организации, такие как «Human Rights Watch», «Amnesty International», Международный комитет Красного Креста (МККК), Международный комитет по контролю за роботизированными системами вооружений, Комитет по правам человека ООН, Управление ООН по вопросам разоружения и многие другие организации, комитеты.., а также общественность. Следует отметить, что на этот, волнующий всех вопрос, и еще на множество подобных других сегодня единственного ответа пока еще не найдено.

Вместе с тем, МККК призывает государства не допускать применения автономных систем вооружения, если при этом невозможно обеспечить соблюдение норм и принципов международного гуманитарного права и международного права в целом. А ведь прогресс, как известно, не стоит на месте и очень скоро автономные системы вооружения найдут-таки свое широкое применение в мире.

Поэтому главный вопрос на сегодня состоит в следующем: можем ли мы (в рамках общих принципов морали и нравственности) разрешить машинам принимать решения о том, кто из людей будет жить, а кому суждено умереть? А также — как это все повлияет на дальнейшую гонку вооружений и вообще — на развитие геополитической ситуации в мире? И еще одно — как это все должно согласовываться с нормами международного гуманитарного права в частности и вообще международного права в целом?

 

 1. Сущность автономных систем вооружения. Состояние, основные направления их разработки и применения

Итак, для начала давайте попробуем разобраться, что принято понимать под автономными системами вооружения, а также в каком виде и в каком состоянии существуют они сегодня?

На сегодняшний день какой-то общепризнанной дефиниции или конвенционного определения автономных систем вооружения вообще не существует, в т. ч. и в международном гуманитарном праве.

В рамках международной встречи экспертов, которая проходила с 13 по 16 мая 2014 года в Женеве, и была посвящена боевым автономным роботизированным системам (БАРС), участники встречи определились, что автономные системы вооружения (АСВ) — это такие системы вооружения, которые могут самостоятельно, без контроля и вмешательства человека, выполнять следующие функции: поиск, выявление, распознавание и поражение целей.

Этим же они и отличаются от беспилотных летательных аппаратов (БПЛА), которым обязательно требуется человек-оператор для выбора целей, активации и наведения установленного на них оружия, а также поражения (подавления) выбранных целей. Но при этом нужно понимать, что именно БПЛА являются прототипами АСВ. На сегодня полностью автономно действующих машин-роботов также еще нет. Только некоторые оборонительные системы вооружения, например, имеют автономные режимы перехвата управляемых и неуправляемых ракет, артиллерийских снарядов и летательных аппаратов противника на близком расстоянии.

Телетанки Красной Армии

MQ-1 Predator
MQ-1 Predator, вооружённый ракетой «AGM-114 Hellfire»

Сегодня ряд ведущих ученых и экспертов небезосновательно полагают, что одними из первых моделей (прототипов) АСВ были «телетанки» (управлялись по радио на расстоянии, без экипажа), утвержденные И. Сталиным в рамках предвоенной реорганизации Рабоче-Крестьянской Красной Армии, в которой ставка делалась уже не на кавалерию, а на бронетехнику. Затем в 1948 году в США был создан разведывательный беспилотный летательный аппарат — AQM-34, а с 1951 года его запустили уже в массовое производство. СССР, как всегда, не отставал, и в 1959 году в конструкторском бюро С. Лавочкина был разработан беспилотный самолёт-разведчик Ла-17Р. В ходе Вьетнамской войны ВВС США активно использовали беспилотные летательные аппараты «Файрби» и «Лайтнинг Баг». Другие примеры советских беспилотников того времени: «Пчела-1Т», ВР-3, Ка-137, Ту-130, ПС-01 «Комар», ZALA 421-08, «Эльф-Д» и т. д. Причем нужно отметить, что беспилотные летательные аппараты были способны нести боевую нагрузку и осуществлять уничтожение наземных, воздушных или над/подводных целей. Самыми распространенными, с точки зрения применения их сегодня, являются ударные американские БПЛА: MQ-1 Predator, RQ-11 Raven и MQ-9 Reaper.

Для справки:

По данным Стокгольмского международного института исследования проблем мира (SIPRI — Stockholm International Peace Research Institute), на сегодня объем мирового производства беспилотников в денежном выражении составляет 4,4 млрд дол. США, к 2018 году он удвоится и достигнет 8,7 млрд дол. США.

На сегодня США являются признанным лидером в разработке и производстве БПЛА (в 2013 году количество беспилотников в составе ВС США достигало 7494 единиц, в то время как количество пилотируемых аппаратов — 10 767 единиц).

 

Что касается мобильных робототехнических комплексов, то наиболее известными на сегодня являются SWORDS (Special Weapons Observation Reconnaissance Detection Systems, США), тактическая машина-робот Crusher (США), мобильный робот Wheelbarrow Mk7  (Великобритания), мобильные робототехнические комплексы сверхлегкого класса «Вездеход-ТМ5», «Кобра-1600» , «Мангуст» (Российская Федерация).

То есть, на сегодня полностью автономных систем вооружения пока не существует. Частично такие боевые роботы, мобильные робототехнические комплексы или БПЛА все равно контролируются людьми. Хотя мы должны понимать, что с каждой такой новой разработкой степень человеческого контроля АСВ уменьшается! Соответственно стремительное развитие технологий означает, что следующее поколение АСВ уже сможет самостоятельно избирать цели и поражать их, потенциально убивая или калеча людей, без действенного контроля со стороны человека.

По оценкам ведущих зарубежных экспертов, использование таких систем приведет к абсолютному изменению способов и методов ведения войны, что пока никак не регламентируется международным правом. В связи с этим возникает множество вопросов. Таковыми являются непосредственно правовые проблемы, а также этические, например: как машина, работающая автономно, сможет различать комбатантов и гражданских лиц, кто будет нести ответственность за смерти невинных людей, ведь машина-робот — это устройство, в котором может произойти технический, технологический или программный сбой? Вспомним хотя бы такие известные фантастические фильмы как «Терминатор», «Трансформеры», «Машина смерти», «Робокоп», «Хорошее убийство», «Стелс» … и роботы, выходившие в них из строя, не внушают нам особого доверия!

Еще 70 лет назад! писатель-фантаст Айзек Азимов в своем рассказе «Хоровод» (1942) сформулировал три «закона робототехники»(обязательные правила поведения для роботов), которые должны были бы служить своеобразным ориентиром, направляющим действия высокоразвитого искусственного интеллекта, а именно:

Первый — робот не может причинить вред человеку или своим бездействием допустить, чтобы человеку был причинён вред;

Второй — робот должен повиноваться всем приказам и инструкциям, которые даёт человек, кроме тех случаев, когда эти приказы (инструкции) противоречат Первому Закону;

Третий — робот должен заботиться о своей безопасности в той мере, в которой это не противоречит Первому и Второму Законам.

Вместе с тем, до сих пор уровень развития современных технологий интеллектуального (высокого) искусственного разума не позволяет робототехническим системам адекватно воспринимать полную информацию об окружающей их среде, и до появления первых роботов, способных осознавать и руководствоваться «законами А. Азимова», похоже, пройдет еще достаточно много времени.

И вот какая складывается парадоксальная ситуация: АСВ это машина и отвечать за нарушение норм и принципов международного публичного права, в частности гуманитарного, она не может. Тогда кто понесет юридическую ответственность за последствия боевого применения таких автономных систем вооружения: разработчик, изготовитель, патентообладатель или же программист?

Таким образом, если ответственность не может быть определена, то можно ли признать использование таких систем законным или этически и морально оправданными? И как использование такой военной техники будет влиять на развитие геополитической ситуации в мире, ведь гонка вооружений, в том или ином смысле, продолжается, и государства, имеющие в своем арсенале роботов-убийц, будут иметь существенное преимущество перед другими государствами, которые таким арсеналом оружия не владеют.

То есть машины — это не люди, а значит, вероятность ошибки всегда существует. И, несмотря на то, что понимание этого есть, разработки АСВ с большой степенью автономности активно ведутся и безусловным лидером в этом направлении являются Соединенные Штаты Америки.

 

2. Разработка автономных систем вооружения в США

Боевые роботы фирмы Boston Dynamics
Боевые роботы фирмы Boston Dynamics

Так, дочерняя компания Google под названием Boston Dynamics разработала по заказу Министерства обороны США робота-собаку по имени Спот. Что он собой представляет? Это машина, предназначенная для применения в поисково-спасательных работах, а также способная отслеживать лиц, сопротивляющихся действиям представителей властей в момент погони. Среди его характеристик: автономность, подвижность, устойчивость и высокая скорость реакции. В принципе, на сегодня ничего страшного в нем нет, но опасения касаются того, что этого робота могут запросто снабдить смертоносным оружием и тогда он превратится в самого настоящего робота-убийцу!

Кроме этого, фирма Boston Dynamics разработала также военизированную версию собакообразного робота Big Dog (развивает скорость до 6,4 км в час, преодолевает подъем до 35 градусов; переносимый вес — до 300 кг), человекообразного робота «Atlas» и вездеходного робота LS3, по виду напоминающего лошадь. И это все опять-таки для Министерства обороны США. По данным Пентагона, только на 2007-2013 годы США выделили на разработку подобных устройств около 6 млрд дол. США.

В США программа развития и внедрения робототехнических БПЛА была начата после терактов 11 сентября 2001 года. Она активно продолжается и после прихода к власти администрации Барака Обамы. Документы непосредственно из администрации президента США указывают на планы ее расширения в области автономных систем вооружения. В «Unmanned Systems Integrated Roadmap FY2011-2036» («Комплексная дорожная карта беспилотных систем на период с 2011 по 2036 гг.»), Министерство обороны США констатирует, что «…такие системы могут легко совмещаться с пилотируемыми системами, при этом постепенно сокращается доля человеческого вмешательства, а в дальнейшем автономные системы вооружения сами смогут принимать решения».

Агентство передовых оборонных исследовательских проектов США (US Defense Advanced Research Projects Agency — DARPA) создало прообраз военного робота с использованием элементов системы оружия ближнего боя морского ЗАК «MK 15 Phalanx Close-In Weapons System» и его наземного варианта «Counter Rocket, Artillery and Mortar System». Такого рода техника использовалась в борьбе против группировок «Аль-Каиды». Среди нового DARPA в области АСВ — прототипный БПЛА марки «X-47B» ВМС США, который может уже сейчас самостоятельно подниматься с палубы авианосца, приземляться и дозаправляться. Также их компания Foster-Miller разработала боевого робота, которого можно было снабжать крупнокалиберным пулемётом. В 2007 году три таких образца были испытаны и в дальнейшем (всего было произведено 80 образцов) использовались в ходе войны в Ираке.

В 2012 году агентство DARPA, которое фактически отвечает за высокотехнологичные разработки Министерства обороны США, объявило о запуске проекта создания антропоморфных (человекообразных или человекоподобных) роботов военного назначения (в рамках программы Humanoid Robots Surface) под названием «Avatar». Для участия в программе по созданию нового боевого робота, способного самостоятельно решать широкий круг достаточно сложных и трудных задач, будут привлечены практически все ведущие робототехнические компании США.

По сообщениям «The Washington Post», сегодня США создают кольцо баз для боевых БПЛА (так называемых «дронов» — фактически разновидности военных роботов) вокруг Индийского океана, Восточной Африки и Аравийского полуострова как для выявления баз террористов «Аль-Каиды» и «Исламского Государства» (ИГ), так и для слежения за активностью пиратов. К примеру, создание новых баз для размещения беспилотных летательных аппаратов MQ-9 Reaper запланировано в Эфиопии. Кроме того, их базирование также будет расширено на Сейшельских островах и в Джибути.

Не так давно американская компания Mega Bots, выпускающая прототипы огромных боевых роботов, фактически бросила вызов японской компании-производителю электромеханических роботов. То есть, в определенном смысле это уже может свидетельствовать, что США применяют неординарные подходы в своей новой геополитической стратегии, по сути направленной на завоевание превосходства (лидерства) в Азиатско-Тихоокеанском регионе, важнейшую роль в которой играют автономные системы вооружения.

 

3. Некоторые особенности разработки и использования автономных систем вооружения в других странах

В других же странах, как они сами об этом заявляют, автономные системы вооружения в основном используются и в будущем будут широко применяться только для «самозащиты».

 

3.1. Израиль

Так, Израиль создал свою систему автоматического оружия ПРО/ПВО «Iron Dome» («Железный купол»), ФРГ — систему защиты военных и стратегических гражданских объектов от низколетящих целей, в т. ч. пилотируемых и БПЛА — «NBS Mantis», а США и другие страны НАТО в Афганистане используют АСВ для ближней защиты (обороны) полевых лагерей и баз от террористических атак с использованием неуправляемых ракет и минометов, расположенных в непосредственной близости к противнику.

Другие примеры прототипов полностью автономных систем вооружений для «самозащиты» можно встретить в Южной Корее и снова же в Израиле. Это роботы-дозорные, которые работают по следующему принципу: обнаруживают человеческое присутствие и, если оператор отдаст им приказ, открывают огонь. Но очень правильно при этом подметил Мари Варенхам, эксперт по вооружениям из «Human Rights Watch»: «В то время, когда различные страны совершенствуют свои технологические возможности, многие могут поддаться соблазну и вступить на путь создания полностью автономного оружия, так как оно обещает ряд несомненных преимуществ». То есть, опасения эксперта свидетельствуют о том, что рано или поздно эти благие цели «самозащиты» могут превратиться в нечто совершенно иное.

 

3.2. Япония

Kuratas Battle Mech
Kuratas Battle Mech — гигантский боевой робот-трансформер из Японии

По прогнозам ранее упоминаемого нами Международного комитета по контролю за роботизированными системами вооружений, армия Японии в ближайшие 5-15 лет будет вооружена боевыми роботами и автоматическими разведчиками. Например, созданный компанией Suidobashi первый прототип военного робота KR01 ver.1.0.1 с грозным именем Kuratus, которым можно управлять даже с помощью смартфона, а также жестов и мимики пилота. На сегодня существует две версии Kuratas: военная и гражданская. Их основное различие в типах используемого оружия: в гражданской версии (также, как и у военной) установлены полноценные системы вооружения, но стреляют они не пулями, а специальными пластиковыми шариками, по аналогии с оружием для страйкбола. Об этом свидетельствуют и неоднократные заявления министра обороны Японии Гэна Накатани.

Особенно следует подчеркнуть, что в настоящее время на долю Японии приходится около 45 % функционирующих в мире промышленных роботов.

 

3.3. Швейцария

Другой пример Швейцария, одна из стран-активистов процесса обуздания роботов-убийц, реализует в сотрудничестве с американскими компаниями «Black-I Robotics» и «iRobot» несколько небольших научно-исследовательских проектов создания беспилотных воздушных и наземных транспортных средств. Акцент при этом делается на автономии беспилотных устройств. Стюарт Кейси-Маслен — глава исследовательского отдела Женевской академии международного гуманитарного права и прав человека, заявляет, что все это делается для «решения задач политики безопасности Швейцарии». И признался, что был бы «удивлен», если бы оказалось, что Швейцария не проводит своих исследований в области проектов БAРС.

 

3.4. Китай

Зарубежные эксперты небезосновательно полагают, что в Китае к 2017 году будет самое большое количество роботов в мире, но в основном, как показывает анализ, это касается именно промышленных роботов. Основания так полагать дает Международная федерация робототехники. По ее данным, именно Китай является крупнейшим рынком с 9,5 млрд дол. США глобальной торговли роботами (в 2013 году в Китае было продано 36,5 тысяч роботов, что составляет 20 % от общего мирового объема продажи этой техники; в 2014 году было продано более 56 тысяч роботов, что на 54 % больше, чем в 2013 году), хотя он и отстает от более развитых стран по количеству роботов на душу населения. Кстати, первой в мире по этому показателю является Южная Корея, где на 10 тысяч рабочих приходится 396 роботов, а на втором месте находится Япония, где на 10 тысяч человек приходится 332 робота.

 

Для справки:

Общее количество проданных роботов в мире, с момента их появления (1960 год) и до конца 2012 года, составило 2 470 000 единиц.

Только по официальным данным, именно израильским компаниям принадлежит 41 % продажи беспилотников в более чем 50 стран мира.

А если вычесть устаревшие и снятые с производства роботы (вплоть до 2000-х годов), общая цифра задействованных промышленных роботов в мире колеблется в интервале от 1 235 000 до 1 500 000 единиц (по данным Международной федерации робототехники).

 

 

Вместе с тем, в последние годы Китай начал активные разработки проектов по созданию в стране и военных роботов различного целевого назначения. Так предполагается, что в Народно-освободительной армии Китая (НОАК) в обозримом будущем будут служить не только люди, но и роботы. По имеющейся информации, в 2014 году китайская машиностроительная корпорация NORINCO открыла специальный исследовательский центр разработки наземных роботов, предназначенных для военных целей.

Китайский производитель намерен подписать соглашения о совместной разработке и передаче технологий с конструкторскими бюро из ФРГ, России и Финляндии. При этом китайские специалисты трезво оценивают ситуацию — по их мнению, чтобы приблизиться в аналогичном аспекте к США, им потребуется не менее 5 лет.

Боевой робот корпорации NORINCO
Прообраз боевого робота китайской корпорации NORINCO

В последние годы в Китае начали уделять серьезное внимание разработке всевозможных дистанционно управляемых систем — в основном речь идет о беспилотных летательных аппаратах. Беспилотники в стране разрабатывают несколько десятков конструкторских бюро, контролируемых государственными корпорациями AVIC и CASIC. Но несмотря на то, что БПЛА разрабатываются многими компаниями, прогресса в данном направлении не наблюдается, так как все они работают обособленно, не кооперируя усилия. Именно поэтому в настоящее время китайские беспилотники существенно отстают по уровню от американских.

Особого внимания заслуживают разработки в Оборонном научно-техническом университете НОАК (известен также своими исследованиями в области информационных войн) технологии по обучению военных студентов мысленно управлять деятельностью роботов через интерфейс мозг-компьютер. По сообщению China News, со ссылкой на одного из военных инструкторов, на данный момент точность выполнения приказов составляет около 70 %. Эта технология, фактически пока еще находится в зачаточном состоянии, но она открывает большие перспективы использования боевых роботов вместо людей.

 

3.5. Россия

Робот-сапер «Уран-6»Россия старается не отставать от других стран в своих разработках. Не так давно было проведено несколько испытаний робототехнических комплексов семейства «Уран», а именно: успешно испытаны роботы-саперы «Уран-6» и роботы-пожарные «Уран-14». Эти боевые роботы не в одиночку, а «коллективом» вели разминирование, стреляли по условному противнику из пулеметов и пушек, поражали бронетехнику неприятеля управляемыми ракетами. Операторы управляли роботами из защищенного пункта управления, находящегося на значительном расстоянии от поля боя. В дальнейшем в России и вовсе планируют сделать их автономными.

Роботизированная платформа УРП-01ГСвою мощь Россия решила продемонстрировать также на военно-техническом форуме «Армия-2015», где и представила большинство своих новых разработок. Одной из новинок была роботизированная платформа УРП-01Г. На ее базе предполагается выпускать комплексы для разведки и нанесения огневых ударов, охраны и патрулирования, разминирования и разграждения, радиационной и химической разведки.

Миниатюрный робот «Стрелок»Кроме того, разработанный миниатюрный робот «Стрелок» может ползать по лестницам, проезжать в дверные проемы. На этой миниатюрной конструкции установлен также пулемет и несколько камер для дневного и ночного наблюдения. По оценкам экспертов, он планируется к применению для контртеррористической деятельности.

Универсальная роботизированная платформа «Платформа-М»В последнее время концерн «Системпром», входящий в Объединенную приборостроительную корпорацию, приступил к разработке универсальной роботизированной платформы, которая сможет трансформироваться в боевого робота, машину разминирования или комплекс радиоэлектронной борьбы. Разработчики очень гордятся этим, так как «Платформа-М», которая сегодня представляет собой гусеничную дистанционно-управляемую платформу, может стать настоящим «универсальным солдатом». Предполагается, что первые серийные поставки подобного робота в российскую армию начнутся уже в 2018 году.

Беспилотный летательный аппарат «Орлан-10»В России есть и свой беспилотный летательный аппарат «Орлан-10», который был принят на вооружение российской армии в конце 2012 года и сегодня активно используется российскими оккупационными войсками в зоне боевых действий на Донбассе. А в 2014 году был сформирован первый отряд БПЛА «Форпост» на Тихоокеанском флоте, производство которого по израильской лицензии началось на предприятии «Уральский завод гражданской авиации» в феврале 2012 года. При этом следует почеркнуть, что значительная часть новых БПЛА в России — это не самые лучшие копии не самых современных образцов израильских БПЛА.

С 2011 года в России действует Государственная программа вооружения до 2020 года, в соответствии с которой до 2020 года вооруженные силы страны на 70 % запланировано оснастить современным интеллектуальным вооружением. Для реализации этого проекта Россия планирует использовать 20 триллионов рублей. Не так давно это подтвердил и министр обороны России Сергей Шойгу.

 

3.6. Системы РЭБ России

Особое внимание заслуживают разработка, испытания, производство и опытная эксплуатация новых средств и систем радиоэлектронной борьбы (войны) Российской Федерации.

Главной особенностью подобных средств и систем является широкое применение при их разработке и боевом применении элементов искусственного интеллекта на базе теории ситуационного управления, аппарата нечетких множеств, а также теории управляемого хаоса. Большинство из них или новые системы на их базе разрабатываются уже полностью в виде автономных роботизированных платформ, то есть как автономные системы вооружения.

Для справки:

В России созданием средств и систем РЭБ занимаются 18 предприятий, входящих в концерн «Радиоэлектронные технологии» (КРЭТ) государственной корпорации «РОСТЕХ» (ранее «Ростехнологии»). Системы РЭБ (применяются в небе, на земле, на море и в космосе; включают средства подавления /РЭП/, средства защиты /РЭЗ/ и средства разведки /РЭР/) являются технической основой для ведения информационной борьбы. Они нейтрализуют системы управления путем подавления, вывода из строя и уничтожения радиоэлектронных средств.

Некоторые системы РЭБ, производимые концерном КРЭТ:

Станция радиоэлектронной разведки и управления «Москва-1»Станция радиоэлектронной разведки и управления «Москва-1» предназначена для сканирования воздушного пространства. Обнаружив оснащенные радиоэлектронными средствами связи, локации и навигации цели, станция передает полученные данные средствам РЭБ, ПВО и ВВС для их нейтрализации. В отличие от обычных радаров, «Москва-1» работает в режиме пассивной радиолокации — улавливает собственное излучение цели, при этом оставаясь невидимой для противника.

Многофункциональный комплекс помех «Красуха-4»В рамках государственного заказа за 2013 год для Министерства обороны РФ были поставлены 10 многофункциональных комплексов помех «Красуха-4», которые выпускаются Брянским электромеханическим заводом (БЭМЗ). Этот комплекс способен полностью закрывать от радиолокационного обнаружения участки земли в несколько сотен километров, подавлять действие авиационных радаров противника и средства связи.

Многофункциональный комплекс помех «Красуха-2»Одновременно с комплексом «Красуха-4» разрабатывалась система «Красуха-2». Комплексы отличаются друг от друга составом применяемого оборудования («Красуха-2» выполнена на аналоговом оборудовании, «Красуха-4» — на цифровом), характеристиками и используемым шасси. Комплекс «Красуха-2» монтируется на четырехосном шасси БАЗ-6910-022, «Красуха-4» — на четырехосном шасси завода КамАЗ.

Многофункциональная станция помех «Ртуть-БМ»Также КРЭТ поставил в ВС РФ более 10 многофункциональных станций помех «Ртуть-БМ». Они предназначены для защиты личного состава и техники от поражения артиллеристскими снарядами и ракетами, оснащенными радиовзрывателями. «Ртуть-БМ» разработана Всероссийским научно-исследовательским институтом «Градиент».

Кроме того, в войска были поставлены несколько уникальных авиационных комплексов «Президент-С»(комплекс предназначен для защиты вертолетов и самолетов военно-транспортной авиации) и станции активных помех СП-14/САП-518. Эти системы создают помехи средствам самонаведения авиационных ракетных комплексов, заставляя выпущенные ракеты отклоняться от намеченной цели. «Президент-С» разработан и выпущен НИИ «Экран». Станции САП-14/САП-518 обеспечивают защиту истребителя-бомбардировщика 4-го поколения Су-34, реактивного сверхманевренного многоцелевого истребителя 4-го поколения Су-35С и многоцелевого высокоманевренного всепогодного истребителя 4-го поколения Су-27СМ. Универсальные устройства производятся Калужским научно-исследовательским радиотехническим институтом (КНИРТИ).

Средство радиоэлектронной защиты «АВТОБАЗА»Средство радиоэлектронной защиты под названием «АВТОБАЗА» разработано ВНИИ «Градиент» и выпущено новгородским НПО «Квант». Комплекс предназначен для пассивного обнаружения излучающих радиолокационных систем и передачи на автоматизированный пункт управления координат работающих радаров, их класс и номера частотного диапазона. Несколько таких комплексов в данное время находятся на вооружении российской армии, а еще несколько два года назад были проданы Россией в Иран.

В институтах, лабораториях и на предприятиях КРЭТ постоянно ведется работа над созданием новых систем РЭБ. В настоящее время в разработке находятся 14 авиационных и наземных систем.

В частности, по заказу Министерства обороны РФ проводятся опытно-конструкторские работы по созданию и испытанию многофункционального комплекса радиоэлектронной борьбы авиационного базирования «Хибины». Контейнерная версия Л-175В этого комплекса разработана Калужским научно-исследовательским радиотехническим институтом (КНИРТИ) и предназначена для оснащения истребителя-бомбардировщика Су-34 и модификации КРЭТ под названием «Хибины-У» для установки на многоцелевой истребитель Су-30СМ.

 

 

Важно также учитывать, особенно в сегодняшних условиях (оккупации и аннексии Россией полуострова Крым, а также вооруженной агрессии России на Востоке Украины), что в Вооруженных силах Российской Федерации приступили к формированию войсковых подразделений боевых роботов (в рамках т. н. «военно-научных рот»), разрабатывается и апробируется их организационно-штатная структура, в т. ч. новые органы управления. Это подтверждает и член коллегии Военно-промышленной комиссии (ВПК) РФ Олег Мартьянов. Все это входит в общий проект под названием «Солдат будущего».

Кроме того, роботы в Российской Федерации активно используются в оборонной и автомобильной промышленности, в медицине, особенно в хирургии (использование микро- и нанороботов), при реабилитации инвалидов, а также в обработке, упаковке и логистике товаров. По данным Международной федерации робототехники, ожидается, что степень роботизации российского производства к 2016 году вырастет на 60 %.

 

Продолжение следует…

Схожі публікації