Украинско-польские отношения: правда и мифы. «Закерзонье». Часть 5

Закерзонье. Часть 5. Окончание

Операции психологической войны

Операции психологического плана украинских повстанцев на юго-востоке Польши проводились с целью поддержки стратегической задачи на этих землях: сохранить украинский этнический характер Закерзонья и укрепить его как неотъемлемую часть украинских земель.

Цели ближайшей перспективы таковы: заручиться поддержкой местного населения, особенно украинского; воспрепятствовать депортации украинского населения из Закерзонья; наладить сотрудничество с польским вооруженным антикоммунистическим подпольем, заручиться его поддержкой; дискредитировать коммунистический режим, подорвать к нему доверие местного населения, лишив его поддержки местных жителей; вселять населению уверенность в том, что в конечном итоге они победят.

Украинские повстанцы имели двухфункциональное агитационное руководство структурами: у ОУН, как и у УПА, имелась у каждой отдельно вертикаль пропагандистских подразделений. В ОУН референт по вопросам пропаганды был на каждой важной ступени организационной структуры. Круг его обязанностей определялся тем административным подразделением ОУН, где он действовал. УПА также имела кадрового офицера (VI отдел) на каждом важном уровне командования. Он, в первую очередь, отвечал за агитационную работу по поддержке военных операций УПА.

Кроме традиционного штата пропагандистского аппарата, в отрядах обеих структур ОУН и УПА была еще и структура офицеров-политвоспитателей. Деятельность ее была направлена в основном на повстанцев (в ОУН и УПА) и выходила за рамки традиционной пропагандистской работы, сосредотачиваясь на идеологической мотивации участников движения сопротивления.

В украинских сельских общинах Закерзонья практически не существовало такой общей структуры, которую можно было бы использовать с пропагандистской целью, поскольку все активные массовые организации того времени контролировались и проверялись коммунистическим режимом Польши. Однако члены инфраструктуры, широкий круг сторонников, и среди них — общественные лидеры (приходские священники, учителя местных школ, другая интеллигенция и люди старшего возраста) исполняли роль заменителя массовой организации.

Пропаганда ОУН и УПА была рассчитана на местное украинское население, украинских повстанцев, местных польских жителей, польское вооруженное подполье, легальную (политическую) организацию Польши и членов польских спецслужб (главным образом армейских подразделений, которые на то время были наименее идеологически подкованные коммунистами). Кроме того, пропаганда также осуществлялась вне зоны страны (на Западе) в тех пределах, которых она могла достичь. Главную роль в распространении пропагандистской информации на Западе сыграли центры политической эмиграции в Западной Европе, которые можно назвать трибуной повстанцев.

Основные используемые при проведении операций психологического плана темы: определение целей и стремлений повстанцев и местного населения (как украинского, так и польского); антикоммунистическая пропаганда; нелегитимность прокоммунистического Временного правительства в Варшаве; противодействие программе переселения и депортации; общность целей и заданий украинского и польского повстанческих движений и потребность в сотрудничестве и взаимной координации; предположение близкой интервенции с запада и неизбежность войны между коммунистическим и некоммунистическим мирами.

Из средств распространения информации можно выделить, прежде всего, печатные издания (открытки, памфлеты, газеты подполья, плакаты, лозунги), встречи с людьми (индивидуальные или групповые), физическое присутствие повстанческих отрядов в местных общинах; особенные тактические операции (например, совместное нападение польских и украинских повстанцев на город Грубешув в мае 1946 года).

У украинских повстанцев операции психологического плана усложнялись, чего обычно не бывает у поддерживаемых из-за границы повстанцев. Украинцы не имели внешней материальной поддержки, и их пропагандистская деятельность серьезно ограничивалась технически (нехватка соответствующих радиоприемников и передатчиков, ограниченный доступ к издательскому оборудованию, дефицит квалифицированного персонала, отсутствие украиноязычных местных газет или периодических изданий, и тому подобное).

Были и другие сложности: украинские повстанцы этнически отличались от большинства населения Польши, и эта ситуация усложнялась исконной враждой между двумя национальными общинами.

Невзирая на все неблагоприятные обстоятельства, пропагандистская кампания ОУН-УПА достигала той аудитории, на которую была рассчитана. Об этом свидетельствует активная поддержка украинского населения, контрпропагандистская деятельность правительственных кругов Польши, а также сотрудничество, хотя и на низовом уровне, с польским повстанческим движением.

Поддержка населения

Поскольку украинские повстанцы за три года своей деятельности на юго-востоке Польши не получали никакой помощи извне, им приходилось полностью полагаться на местное население. Важную роль в этом играл национальный, этнический фактор. С одной стороны, повстанцев активно поддерживали этнические украинцы этого региона, а с другой — им оказывали настолько же активное сопротивление проживающие здесь этнические поляки. (Эта ситуация наиболее ярко проявилась на востоке Краковского воеводства и на юге Люблинского, где население было этнически смешанным — поляки и украинцы жилы большими отдельными общинами рядом друг с другом). Кроме того, с началом правительственной программы депортации украинское население начало воспринимать повстанцев как защитников, и таким образом лучше понимало их мотивы. Поддержка местных жителей, прежде всего, характеризовалась способностью повстанцев длительное время выживать и действовать, а также наличием достаточно большого количества бункеров, обустроенных в украинских селах под крестьянскими хатами и фермами. Они не были обнаружены в течение длительного периода, пока войска госбезопасности не начали в сельских общинах операцию по поиску и прочесыванию. Местное население поставляло повстанцам продовольствие, важную разведывательную информацию и новобранцев.

Население стало менее благосклонным, когда осознало безнадежность создавшейся ситуации. Оно уяснило, что УПА не способна предотвратить депортацию и переселение, а также постигло замкнутость круга причин и следствий: ведь восстание с целью защитить местных жителей и предотвратить переселение, на самом деле спровоцировало лишь более жесткие меры со стороны войск госбезопасности и ускорение программы депортации.

Эффективность помощи местного населения в не меньшей мере зависела от профессиональных и организаторских возможностей сети и инфраструктуры ОУН. Именно поэтому важнейшим фактором, приведшим к поражению украинского повстанческого движения на Закерзонье, был вывоз украинского населения из района их операций. Это лишило повстанцев помощи.

Выводы

До, во время и после второй мировой войны в Польше были три основные предпосылки для восстания. А именно:

  1. готовность населения к восстанию;
  2. наличие народных лидеров;
  3. осознание народом мотивов действий повстанцев.

Готовность населения Польши к восстанию имела два аспекта: а) неосуществленные надежды большой части населения; б) наличие угнетаемого сравнительно большого этнического меньшинства.

Образовавшееся польское вооруженное подполье и украинское повстанческое движение было проявлением этой готовности к восстанию.

Установленные международные границы сами по себе были безоговорочной причиной для восстания. Они произвольно разделили этнически родственное население.

Если говорить об украинском национальном меньшинстве в Польше, то две непосредственных причины сыграли ключевую роль в начале восстания: а) совместное решение советского и польского режимов о переселении национальных меньшинств своих стран; б) наличие на территории Украины настоящей повстанческой организации и ее руководства (ОУН и УПА).

Неумолимая логика хода событий во время восстания привела к тому, что местные жители оказывали активную помощь повстанцам, а последние, в свою очередь, воспринимали притеснение населения как свое личное.

Украинское повстанческое движение в Закерзонье напоминало схему традиционных или, как говорится, «типичных» восстаний. Оно развивалось постепенно, этапами, от тайной организации (ОУН) к массовому движению и, в конечном итоге, к вооруженному сопротивлению (УПА). Но поскольку восстание было подавлено, оно не успело достичь этапа консолидации.

Своей структурой и организацией украинское повстанческое движение напоминало известную схему повстанческих движений: оно имело высоко дисциплинированную, со ступенями иерархии политико-идеологическую (ОУН) партию, которая готовила лидеров и была центром политического контроля вооруженного восстания; оно также имело военную организацию вооруженных повстанцев, сформированную по традиционным военным канонам (УПА).

Сильные стороны украинского повстанческого движения на Закерзонье:

  1. Помощь местного украинского населения, с которым повстанцы были этнически родственны.
  2. Соответствие движения чаяниям украинского населения этого региона и преданность его делу.
  3. Оно имело четко сформулированную политическую программу и ограниченное число политических и военных целей.
  4. Оно имело эффективную организацию: политическую партию, вооруженную силу и инфраструктуру.
  5. Оно функционировало на благоприятной для партизанских операций местности.
  6. Оно имело хорошую разведывательную сеть, сориентированную на сотрудничество с населением.
  7. В движении были опытные, преданные и дисциплинированные бойцы, которые составляли его ядро.

Слабые стороны:

  1. Неудачно выбранный момент для вооруженного выступления, когда нужно учитывать условия зарождения восстания, расклад международных сил и международную среду. Все это не давало возможности движению развиться на полную силу.
  2. Нереальность и недосягаемость целей далекой перспективы (независимая Украина) и близкой перспективы (воспрепятствовать депортации украинского меньшинства) на то время, вопреки благородности всех замыслов.
  3. Деятельность в чрезвычайно неблагоприятном социально-политическом окружении: украинское меньшинство — главная база поддержки повстанцев — была этническим анклавом среди преобладающего польского населения.
  4. Отсутствие любой (материальной, политической и моральной) внешней поддержки и ограниченность ресурсов местного населения.
  5. Несостоятельность, за некоторым исключением, и не по вине движения, в налаживании эффективного сотрудничества и координирования деятельности с польским антикоммунистическим вооруженным подпольем, вопреки настойчивым усилиям украинской стороны. Также отсутствие поддержки местного польского населения — его шовинизм и традиционная враждебность к украинцам оказались сильнее политического прагматизма того времени (например, общей антикоммунистической позиции).
  6. Отсутствие безопасного убежища в других воеводствах Польши или в соседних Советском Союзе или Чехословакии (последняя, как и Польша, была уже частично прокоммунистической).
  7. Преждевременное военное поражение и сдача оружия союзником украинского освободительного движения — вооруженным польским подпольем (в частности, Армией Краевой) — в связи с объявленной правительством амнистией.
  8. И, наконец, лишение повстанцев необходимой поддержки после депортации украинского населения с территории Закерзонья, что стало важнейшим фактором поражения повстанцев.

 

Само по себе украинское повстанческое движение на то время не составляло серьезной угрозы польскому правительству или стране. Но вместе с польским вооруженным подпольем это была мощная сила. Если бы не защитный зонтик советских вооруженных сил, под которым польские войска госбезопасности проводили операции против повстанцев, а также не непосредственная помощь СССР, то повстанческое движение могло серьезно угрожать коммунистическому режиму в Польше.

К О Н Е Ц

Схожі публікації