Турецкое лето после арабской весны. Часть 2

Независимый аналитический центр геополитических исследований «Борисфен Интел» предоставляет возможность аналитикам высказать свою точку зрения относительно конкретной политической, экономической, информационной ситуации в Украине и в мире в целом, на основании личных геополитических исследований и анализа.

 

Заметим, что точка зрения авторов
может не совпадать с редакционной.

Алексей Волович

Турецкое лето после арабской весны

Часть 2

Раскол турецкого общества был и остается

То, что турецкое общество раскололось на две неравные части — кемалистское меньшинство и, условно говоря, мусульманское большинство — явление вполне очевидное, и оно сохраняется в течение всех 90 лет существования Турецкой Республики, основанной генералом Кемалем Ататюрком. При этом следует отметить, что в Турции, как консервативное большинство, так и светское прозападное меньшинство населения являются мусульманами. Но лишь с разной степенью приверженности к догмам Ислама, особенно касательно функционирования государства. Идея светского государства так и не завладела умами мусульманского большинства. Однако при поддержке армии до недавнего времени у власти находились представители прозападного меньшинства. Р. Эрдоган — практически первый демократически избранный премьер в современной истории Турции, который не является ставленником военных. Более того, он стал первым премьером, лишившим турецкую армию права вмешиваться в политическую жизнь страны. И в этом его поддержал Европейский Союз, для которого неприемлема политическая роль армии в обществе. Но с другой стороны, если ещё 10 лет назад кемалистское меньшинство опиралось на турецкую армию, то сегодня оно поддерживается странами Европейского Союза.

Сегодня Р. Эрдоган — лидер партии «политического ислама», к которой тяготеет большинство турецкого населения, до 2002 года как бы выпадавшее из политической жизни Турции. И на ближайших выборах это большинство проголосует за Р. Эрдогана. Но если Р. Эрдоган, опираясь на народное большинство, не откажется от политики бескомпромиссного диктата по отношению к кемалистскому меньшинству, то это может плохо кончиться и для него, и для его правящей партии. Любой авторитаризм порождает сопротивление, и оно тем значительнее, чем сильнее диктат.

Очевидно, что поддержка Р. Эрдогана мусульманским большинством не может быть незыблемой, как и само большинство не может быть постоянным. Большинство, как правило, на стороне сильного и успешного лидера. Если лидер проявит свою слабость или часто ошибается, то большинство изберет себе нового лидера. Позиции Р. Эрдогана могут длительное время оставаться прочными, если он в одинаковой мере будет заботиться о правах большинства и меньшинства, то есть о тех, кто голосует и за, и против него. Если же он попытается окончательно подмять под себя оппозиционные политические силы, то это закончится их объединением и усилением, в том числе за счет отколовшейся части от большинства. Иными словами, если Р. Эрдоган и далее будет считать себя только лидером правящей партии, а не всей турецкой нации, то о согласии и стабильности в турецком обществе можно забыть. Ставя перед собою цель выиграть президентские выборы в 2014 году, Р. Эрдоган, очевидно, должен быть готовым к роли «отца нации» и менее всего заботиться о своей роли партаппаратчика.

С 2002 года в Турции сложился правящий тандем из премьер-министра Р. Эрдогана и президента А. Гюля
С 2002 года в Турции сложился правящий тандем из премьер-министра Р. Эрдогана и президента А. Гюля
Фото: pic.1in.am http://umma.ua/

С 2002 года в Турции сложился правящий тандем из премьер-министра Р. Эрдогана и президента А. Гюля. Однако с некоторых пор в турецких СМИ стала мелькать информация о некоторых разногласиях между ними. При этом Р. Эрдоган позиционируется как «радикал и автократ», а А. Гюль — как «умеренный политик и демократ». А якобы возникшие разногласия между двумя лидерами объясняются именно их желанием принимать участие в президентских выборах 2014 года.

Экономические успехи правительства Р. Эрдогана

Если в арабских странах, исключая Ливию, выступления оппозиции происходили на фоне ухудшения социально-экономической ситуации, то в Турции даже оппозиция вынуждена признать впечатляющими экономические успехи, достигнутые усилиями действующей власти. Нынешняя турецкая экономика наглядно демонстрирует, как отсталая страна, которую ещё 20 лет назад называли «больным человеком Европы», достигла уровня высокоразвитых держав. Многие оппоненты Р. Эрдогана, хотя и с некоторыми оговорками, в целом положительно оценивают его экономическую политику. Однако при этом заявляют, что успехи в сфере экономики не могут быть оправданием его авторитаризма.

Экономические достижения Турции за последнее десятилетие весьма заметны
Экономические достижения Турции за последнее десятилетие весьма заметны
http://www.profi-forex.org/

Экономические достижения Турции за последнее десятилетие весьма заметны. Несмотря на мировой финансово-экономический кризис 2008 года, Турция уверенно приближается к заветной мечте: войти в десятку наиболее развитых промышленных стран мира. Средний прирост ВВП составлял около 7 % в год и, по прогнозам, будет составлять не менее 5 % вплоть до 2017 года. Только за период с 2002 по 2008 год ВВП Турции увеличился в четыре раза, и позволил ей считаться семнадцатой экономикой в мире и шестой в Европе. По данным ЦРУ США по объему ВВП в 2012 году Турция заняла 17-е место (1 трлн. 125 млрд. долл. США). У Украины — 40-е место (335 млрд. долл. США). Доля ВВП на душу населения в 2012 г. составила около 15 тыс. долл. США (в три раза больше, чем в Украине). Бюджет Турции в 2012 году составил 200 млрд. долл. США, (в Украине — 60 млрд. долл. США). За время правления Эрдогана инфляция упала с 68 % в 2001-м до 6–8 % в 2013 году. Одним из источников пополнения бюджета являются высокие фискальные сборы (около 50 %) при покупке дорогих автомобилей, яхт, недвижимости, а также постоянно растущий акциз на сигареты и алкоголь.

Доля промышленной продукции в экспорте Турции постоянно увеличивается. Турция на шестом место в мире по производству автомобилей и на пятом по строительству кораблей и судов. В 2010 году в Турции насчитывалось 50 судостроительных заводов. Значительную часть продукции турецкого судостроения составляют военные корабли. Черноморский флот Турции по своему боевому потенциалу в 3–4 раза превосходит российский Черноморский флот.

Турецкие вооруженные силы на втором месте в НАТО после США по численности (около 500 тыс. военнослужащих). Анкара уделяет значительное внимание модернизации вооруженных сил, в основном за счет максимального развития собственной оборонной индустрии. Предполагается, что в 2013 году Турция начнет производство вертолетов, а к 2020 году — военно-транспортных и боевых самолетов.

Успешное развитие национальной экономики стало возможным благодаря внедрению новой налоговой политики, приватизации крупных государственных банков и предприятий, отказу от государственной поддержки валютного курса, защите внутреннего рынка, созданию промышленных зон со всевозможными льготами, стимулированию развития национальной промышленности, в частности, средних и малых предприятий, развитию внешней торговли.

Турецкая экономика социально ориентированная: наибольшие средства выделяются на образование (больше, чем на оборону, хотя турецкие вооруженные силы являются самыми мощными в НАТО после американских). За 10 лет правительство Р. Эрдогана свело к минимуму коррупцию. Фондовый рынок в 2006 года вырос на 400 %, возрос и поток иностранных инвестиций.

Однако поскольку Турция все ещё пребывает в переходном периоде (от аграрного общества к индустриальному), в стране остается целый ряд нерешенных социально-экономических проблем: уровень инфляции составляет около 10 %, безработица — 15 %. Почти вся экономика страны зависит от внешних энергоресурсов. На низком уровне остается развитие инновационного и наукоемкого производства. Главные отрасли, дающие поступления в бюджет, — лёгкая промышленность, сельское хозяйство и туристический бизнес. Существенно тормозит развитие экономики малограмотность населения: в возрасте 15 лет и старше неграмотными остаются около 15 % населения.

В ближайшие годы правительство Турции намерено реализовать грандиозные проекты: построить две новые ветки метро, железнодорожный тоннель|туннеля| под проливом Босфор, новый мост через|из-за| Босфор, судоходный канал вдоль босфорского пролива, самый большой в мире стамбульский аэропорт (150 млн. пассажиров в год), а также LNG-терминал на средиземноморском побережье.

Р. Эрдоган утверждает, что из-за нынешних акций протеста страдает экономика страны, и что некие враждебные силы спонсируют эти акции с целью ослабить Турцию. На одной из пресс-конференций Р. Эрдоган спросил у журналистов: «ВВП вырос в три раза, строятся заводы, мосты, университеты, растет уровень жизни, о Турции говорит весь мир как о модели развития, ну чего им (оппонентам — А. В.) еще не хватает»?!

Однако сегодня материальный достаток для образованных и культурных людей не является конечной ценностью. Духовную свободу они считают не менее важной.

Эрдоган — Асад: от партнерства до вражды — один шаг

Как и большинство арабских стран, Сирия до 1918 года была в составе Оттоманской империи. До Второй мировой войны по мандату Лиги Наций Сирией управляла Франция. Признание Турцией Израиля в 1948 году, а также вступление Турции в блок НАТО в 1952 году стало одним из факторов обострения двусторонних турецко-сирийских отношений на протяжении второй половины ХХ-го века. Среди иных факторов, осложнявших отношения между Анкарой и Дамаском, можно назвать и спор вокруг распределения водных ресурсов реки Евфрат, и обвинения Анкарой Сирии в оказании помощи турецким курдам, и подписание в феврале 1996 года турецко-израильского соглашения о военно-техническом сотрудничестве и многое другое.

И лишь с приходом в 2002 году к власти ПСР отношения между Турцией и Сирией начали улучшаться. Трехдневный визит президента Сирии Б. Асада в Турцию в начале января 2004 года знаменовал начало нового этапа отношений стратегического партнерства между этими двумя странами. Потепление политического климата способствовало упрочению их экономического сотрудничества. Товарооборот между Турцией и Сирией вырос с 730 млн. долл. США в 2000 году до 2,5 млрд. долл. США в 2010 году. За этот период было подписано около 50 соглашений, касающихся разных сфер экономики.

Дамаск приветствовал инициативу Анкары, предложившей свое посредничество в возобновлении сирийско-израильских мирных переговоров. Сближение между Анкарой и Дамаском стало определенным вызовом Израилю и США, поскольку Сирия к тому времени осталась практически последней арабской страной, последовательно отстаивающей «антиимпериалистические и антисионистские позиции». На саммите ЛАГ в Каире в начале марта 2003 года Б. Асад был единственным арабским лидером, назвавшим оккупацию Ирака Соединенными Штатами и их союзниками «разбоем с большой дороги». Эту позицию Б. Асада полностью разделяло турецкое руководство во главе с Р. Эрдоганом, всячески пытавшееся предотвратить вторжение войск НАТО в Ирак. Как известно, перед проведением военной операции в Ираке Вашингтон планировал разместить на территории Турции около 60 тыс. американских солдат. Но турецкий парламент этого не позволил. Это был беспрецедентный шаг страны — члена НАТО. Из-за этого американо-британские войска вынуждены были наступать на Багдад только с юга.

В начале выступлений турецкой оппозиции в марте 2011 года турецкое руководство регулярно контактировало с Б. Асадом и пыталось способствовать мирному урегулированию внутреннего сирийского конфликта. С апреля 2011 года Турция начала принимать на своей территории сирийских беженцев, одновременно призывая Б. Асада «незамедлительно осуществить реформы, направленные на обеспечение законных политических, социальных и экономических требований сирийского народа».

С мая 2011 года риторика Р. Эрдогана, касающаяся ситуации в Сирии, начала существенно меняться. В его выступлениях по сирийской проблеме появилось больше критики и в адрес сирийского руководства.

Но вот последние события в Турции подтвердили известную аксиому: в соседском доме не раздувай пожар, иначе он перекинется на твой дом. Около 60 % населения Турции не одобряет силового подхода руководства страны к событиям в соседней Сирии, из-за чего пограничные районы Турции превратились в базу по подготовке и вооружению сирийских повстанцев и различных группировок исламистских боевиков со всего мира. Это население убеждено, что Турция должна сохранять нейтралитет и, по крайней мере, не демонизировать своего бывшего стратегического партнера — Башара Асада. Оппоненты осуждают Р. Эрдогана за то, что он выступил в роли союзника одиозных арабских монархий Персидского залива, в частности, Катара и Саудовской Аравии, что также негативно сказывается на демократическом имидже Турции.

Оппозиционные фракции турецкого парламента осуждают позицию ПСР во главе с Р. Эрдоганом в отношении сирийского кризиса, обвиняя ее «в служении противоречащим турецкому народу интересам США в регионе» и ведении ничем не оправданной войны против дружественной Сирии. В заявлениях оппозиционных фракций отмечается также, что при поддержке США и других западных стран правительство Р. Эрдогана готовится к военному вмешательству в Сирию, и это «станет катастрофой для турецкого народа, поскольку подобная авантюра противоречит его интересам и приведет к изоляции Турции в арабском мире».

Назвав миллионы оппозиционеров в своей собственной стране радикалами и экстремистами, Р. Эрдоган и его партия с достойным лучшего примененияупорством продолжают идеализировать сирийские оппозиционные группировки и примкнувших к ним наемников-исламистов со всего Ближнего Востока, вознося их в ранг «революционеров и борцов за демократию». И даже недавние демонстрации в Турции не изменили враждебную позицию Анкары по отношению к «режиму Асада». Первого июля, накануне международной конференции «Женева-2», МИД Турции сделал заявление, призывая мировое сообщество «защитить сирийский народ от режима, руки которого запачканы кровью». Ответственность за «массовые убийства и этнические чистки» в этом заявлении возлагается только на официальный Дамаск, а злодеяний вооруженной оппозиции и иностранных наемников в Сирии правительство Р. Эрдогана видеть не желает. В заявлении МИД Турции также говорится,что до тех пор, пока не прекратится «война режима Асада против собственного народа» и страну не покинут «внешние силы, поддерживающие режим», мирное решение не представляется возможным. Под «внешними силами», очевидно, подразумеваются боевики ливанской «Хизболлы», иранские добровольцы, российские военные советники и специалисты. Занимая такую непримиримую позицию по отношению к легитимной сирийской власти, официальная Анкара практически делает все, чтобы сорвать мирное урегулирование сирийского кризиса в рамках международной конференции «Женева-2», к подготовке которой прилагается много усилий, в частности, Россией.

При этом необходимо отметить, что бескомпромиссная позиция Анкары по отношению к действующему руководству Сирии входит в противоречие с позицией Вашингтона, который, взаимодействуя в последнее время с Москвой и поддерживая неформальные контакты с Дамаском через представителей сирийской православной церкви и иорданские спецслужбы, склоняется к созыву мирной конференции в Женеве. Хотя вряд ли Вашингтон серьёзно относится к этой конференции. Скорее всего, это формальная уступка Москве накануне предстоящего визита президента Б. Обамы в российскую столицу, а также его участия в саммите G-20 в Санкт-Петербурге в сентябре. Не исключено также, что Вашингтон, имитируя свою готовность к участию в женевской конференции, стремится выиграть время для упрочения позиций отрядов Сирийской свободной армии (ССА). С другой стороны, похоже, что американская администрация решила временно ослабить давление на Б. Асада с целью дать возможность сирийской армии разгромить радикальные исламистские группировки, действующие на территории Сирии.

Некоторые политологи прогнозируют, что после июньских протестных выступлений Р. Эрдоган будет больше уделять внимания внутренним турецким проблемам и восстановлению своего довольно сильно пошатнувшегося имиджа. И, соответственно, будет меньше вмешиваться во внутренний сирийский конфликт. При этом турецкое руководство должно было бы обратить внимание на результаты исследований, проведенных по заданию НАТО в мае с. г., в соответствии с которыми, 70 % населения Сирии поддерживает сегодня Б. Асада, 20 % — занимает нейтральную позицию и только 10 % поддерживает оппозицию.

Критика Эрдогана странами Запада

США и страны Евросоюза, до недавних пор в целом одобрявшие политику нынешнего турецкого руководства, в частности, по отношению к событиям в Сирии, и даже ставившие Турцию в качестве примера оптимального сочетания демократических и исламских ценностей, тем не менее критически оценили действия правительства Р. Эрдогана по разгону демонстрантов. Как всегда в таких случаях официальные лица западных стран используют стандартные «клише»: народ имеет право на протесты и мирные демонстрации, власти обязаны проявлять терпимость и толерантность. Госсекретарь США Джон Керри выразил обеспокоенность подавлением антиправительственных протестов в Турции, призывая власти страны к сдержанности. Верховный представитель по иностранным делам Евросоюза Кэтрин Эштон осудила турецкие власти за чрезмерное применение силы против демонстрантов в Стамбуле и некоторых других городах Турции. 13 июня Европарламент принял решение, содержащее критику в адрес турецкого правительства и премьер-министра Р. Эрдогана. Для выхода из кризиса ЕС предложил Анкаре начать диалог с представителями демонстрантов и оппозиции.

Критика со стороны стран Запада возмутила Р. Эрдогана. Ибо он надеялся на их поддержку. Выступая 16 июня в Стамбуле перед сотнями тысяч своих сторонников, Р. Эрдоган призвал СМИ и лидеров западных стран видеть «реальную Турцию, а не только тех, кто несет разрушения и пожары». Однако в эфире CNN International митинг в поддержку Р. Эрдогана появился под заголовком «Митинг протеста против действующей власти», что лишний раз свидетельствует об «объективности и непредвзятости» некоторых западных СМИ, подававших дезинформационные | сообщения, в частности, о событиях в Ливии и Сирии. 25 июня министры иностранных дел стран-членов ЕС согласились с предложением Германии отложить на четыре месяца переговоры о вступлении Турции в ЕС. Причина — недовольство жестоким разгоном мирных демонстраций.

В последнее время лидеры стран Запада с большим раздражением воспринимали независимый внешнеполитический курс Р. Эрдогана. Якобы из-за того, что он довольно часто не соответствовал курсу Вашингтона и НАТО. Это и негативное отношение Анкары к оккупации Ирака в 2003 году, и принципиальная позиция по отношению к арабо-израильскому конфликту, и антиизраильская риторика Р. Эрдогана, и нормальные отношения (до сирийского кризиса) с Ираном, вопреки нагнетанию Западом антииранской истерии, и, наконец, беспрецедентное сближение с Россией, отношения с которой несколько потускнело из-за разногласий по поводу событий в Сирии. Вашингтон и Брюссель не устраивает слишком сильный и самостоятельный лидер Р. Эрдоган. На его месте Запад хотел бы видеть менее амбициозного и более покладистого «парня».

В течение последних 10 лет во внутренней и внешней политике Турции доктрина неоосманизма и пантюркизма явно превалирует над доктриной атлантизма, что находит свое отражение в особой позиции на международной арене Турции, если сравнивать ее с другими членами НАТО. По существу неоосманизм и пантюркизм являются составляющими ныне формирующейся доктрины турецкого евразийства, в рамках которого, в противовес западному доминированию, предусматривается вступление Турции в союз с Россией, Китаем, Ираном и Индией. Иначе говоря, турецкий проект Евразийского содружества может рассматриваться в качестве попытки сформировать межгосударственное объединение, альтернативное Евросоюзу и НАТО. В случае успеха проекта Евразийского содружества членство Турции в НАТО потеряет всякий смысл.

Естественно, такая перспектива, пусть даже гипотетическая, явно не устраивает ни Вашингтон, ни Брюссель. И поскольку основным носителем идеи турецкого евразийства сегодня является правящая Партия справедливости и развития с её лидером Р. Эрдоганом, то нельзя исключать, что Запад будет стимулировать действия турецкой оппозиции с целью устранения от власти и ПСР, и ее лидера.

* * *

Думается, маловероятно, что нынешние протестные выступления в Турции приведут к отставке правительства Р. Эрдогана. Скорее всего, вопрос о власти Турции будет решаться именно на выборах. И, надо полагать, что подавляющее большинство электората проголосует за Р. Эрдогана. Об этом свидетельствуют и последние опросы общественного мнения в Турции. Более того, последние протестные акции могут еще больше увеличить количество сторонников Р. Эрдогана. Впрочем, как бы дальше ни развивались события в Турции, политическая ситуация в этой стране несомненно изменится. Во-первых, оппозиция использует последние протестные выступления с целью активизации своей деятельности и Р. Эрдоган будет вынужден изменить свой стиль поведения и искать адекватный ответ новым вызовам. Во-вторых, имидж «демократической Турции» в качестве образца для арабских стран сильно потускнеет. В-третьих, шансы Р. Эрдогана внести изменения в конституцию с целью победить на президентских выборах в 2014 году существенно уменьшатся.

Очевидно, что дальнейшая судьба Р. Эрдогана, как национального лидера, будет зависеть, прежде всего, от его умения менять стиль своей деятельности, чтобы выйти победителем из последнего общественно-политического кризиса, что он уже неоднократно демонстрировал. Можно только пожелать Турции, с которой у Украины масштабное экономическое сотрудничество и стратегическое партнерство, быстрее восстановить стабильность и национальное согласие. Один лишь пример для наглядности: в 2012 году торговый оборот между Украиной и Турцией увеличился на 8,3 % и составил 6 млрд. 150 млн. долл. США с положительным сальдо для Украины — более 1,5 млрд. долл. США. А по объему экспорта украинских товаров в 2012 году Турция заняла второе место после России.

                                                                           Алексей Волович

10 июля 2013 г.

 

Схожі публікації