Анализ состояния и перспектив развития евразийского экономического объединения

1. Анализ дисбалансов экономического сотрудничества стран ТС/ЕЭП на современном этапе

2. Стратегические риски и сценарии развития Евразийского экономического союза

  2.1. Внешние  риски

  2.2. Внутренние риски

  2.3. Сценаріїї стратегічного розвитку об’єднання

3. Перспективы вступления отдельных стран постсоветского пространства в ЕАЭС

  3.1. Армения

  3.2. Кыргызстан

  3.3. Таджикистан

4. Негативные последствия для Украины от углубления интеграционных процессов в рамках ЕАЭС и пути их преодоления

29 мая 2014 года президенты России, Беларуси и Казахстана подписали Договор о создании Евразийского экономического союза (ЕАЭС), как следующей фазы экономической интеграции трех стран после Таможенного союза (ТС) и Единого экономического пространства (ЕЭП). В соответствии с документом, три государства гарантируют свободное перемещение капиталов, товаров, услуг и рабочей силы в рамках ЕАЭС, проводят скоординированную, согласованную и единую экономическую политику. Договор должен вступить в силу 1 января 2015 г. О намерениях присоединиться к действию договора заявили руководители Армении, Кыргызстана и Таджикистана.

Структура внешней торговли товарами Украины в I полугодии 2014 г
Структура внешней торговли товарами Украины в I полугодии 2014 г.
http://www.ibser.org.ua/

Дальнейшее углубление интеграции в рамках евразийского объединения непосредственно отразится на Украине. Это обусловлено тем, что Украина сегодня является одним из крупнейших торговых партнеров стран-участниц Таможенного союза/Единого экономического пространства — Российской Федерации, Белоруссии и Казахстана.

В 2013 году в географической структуре экспорта Украины доля трех стран составила почти 32 % ($20,08 млрд), а ввоз товаров из них достиг 39 % в структуре импорта товаров в Украину ($30,02 млрд). При этом почти 73 % отрицательного внешнеторгового сальдо Украины в прошлом году было сформировано именно за счет дисбаланса внешней торговли со странами ТС/ЕЭП ($9,94 млрд) Такие же диспропорции взаимной торговли для Украины сохраняются и в текущем году. При этом для Украины нынешнее состояние, перспективы развития, проблемные вопросы взаимоотношений стран Таможенного союза и их влияние на отечественную экономику останутся актуальными и после его трансформации в Евразийский экономический союз.

 

1. Анализ дисбалансов экономического сотрудничества стран ТС/ЕЭП на современном этапе

Анализ показателей внешнеэкономического сотрудничества Таможенного союза свидетельствует, что за период функционирования объединения взаимный товарооборот стран-участниц вырос более чем на 36 % (с $47,1 млрд в 2010 году до $64,1млрд в прошлом). Более качественной стала структура взаимного товарооборота — часть топливно-энергетических товаров сократилась с 41 % в 2011 году до 33 % в 2013 году, часть машин и оборудования превысила в 2013 году 20 %. В то же время в последние годы уменьшилась положительная динамика показателей внешнеэкономического развития стран-участниц ТС/ЕЭП. Сократились объемы внешней (с $934,6 млрд в 2012 году до $931 млрд в 2013 году) и взаимной торговли (с $67,9 млрд в 2012 году до $64,1 млрд в 2013 году).

По результатам I полугодия 2014 г. также ухудшилось состояние взаимной торговли между странами-участницами ТС/ЕЭП. Такая ситуация объясняется снижением экономического сотрудничества с третьими странами и влиянием примененных Западом санкций против России. Так, по итогам 6 месяцев текущего года объемы межгосударственной торговли стран-участниц ТС/ЕЭП сократились на 11,7 % (до $27,6 млрд) по сравнению с показателями аналогичного периода 2013 года. При этом Беларусь и Казахстан имеют отрицательное сальдо в рамках объединения (-$3 млрд и -$4 млрд соответственно).

Динамика объемов взаимной торговли стран-участниц ТС/ЕЭП в I полугодии 2014 г.
Динамика объемов взаимной торговли стран-участниц ТС/ЕЭП в I полугодии 2014 г.
http://www.eurasiancommission.org/

В I полугодии 2014 г. сократился также и совокупный объем внешней торговли стран-участниц ТС/ЕЭП с другими странами мира — на 1,6 % (до $442,1 млрд), в т. ч. экспорт составил — $288,2 млрд, импорт — $153,9 млрд Объем экспорта товаров вырос на 0,7 % или на $1,9 млрд, импорт уменьшился на 5,5 %, или на $9 млрд. Совокупное положительное сальдо внешней торговли всех стран объединения (в первую очередь за счет России) составило $134,3 млрд. В общей структуре внешней торговли ТС/ЕЭП российская продукция составляет 83,6 %, Казахстана — 11,9 % и Белоруссии — 4,5 %.

Часть внутреннего рынка в общей структуре торговли продолжает уменьшаться и теперь составляет 11,1 % продукции. При этом наиболее интегрированной в объединение является Беларусь (49,5 % объема внешней торговли в рамках ТС/ЕЭП), за которой следуют Казахстан (14,8 %) и Россия (6,8 %).

Часть внешней и внутренней торговли стран-участниц ТС/ЕЭП в I полугодии 2014 г.
Часть внешней и внутренней торговли стран-участниц ТС/ЕЭП в I полугодии 2014 г.
http://www.eurasiancommission.org/

Основными внешними торговыми партнерами стран-участниц ТС/ЕЭП остаются страны Европейского союза (54,2 % от общей доли внешней торговли с третьими странами), в частности, Нидерланды, Германия и Италия, а также Китай. Вместе с тем, часть Украины в структуре товарооборота стран-участниц ТС/ЕЭП по результатам I полугодия с. г. уменьшилась до 5,1 % ($22,7 млрд).

Основные торговые партнеры стран-участниц ТС/ЕЭП в общем товарообороте в I полугодии 2014 г.
Основные торговые партнеры стран-участниц ТС/ЕЭП в общем товарообороте в I полугодии 2014 г.
http://www.eurasiancommission.org/

Сравнительный анализ объемов внутренней и внешней торговли стран-участниц ТС/ЕЭП в I полугодии 2014 и 2013 годов (табл. 1) свидетельствует о сокращении объемов торговли во всех странах объединения. Увеличение баланса в торговле с третьими странами произошло за счет существенного уменьшения импорта в трех странах на 9-10 %.

Часть Украины в структуре товарооборота стран-участниц ТС/ЕЭП по результатам I полугодия с. г. уменьшилась до 5,1 %

При этом положительное сальдо внешней торговли ТС/ЕЭП обеспечивается преимущественно за счет экспорта энергетических ресурсов (75,5 % от общего объема экспорта в третьи страны), из которых на Россию приходится около 80 %. Самую большую часть в структуре импорта в объединении составляют оборудование и транспортные средства (45,3 % от общего объема экспорта), химическая индустрия (16,1 %), а также продовольственные товары и сельскохозяйственное сырье (13,8 %).

 В то же время объемы взаимной торговли ТС/ЕЭП обеспечиваются за счет двухсторонних отношений «Россия-Беларусь» и «Казахстан-Россия». При этом, по сравнению с аналогичным периодом 2013 года, уменьшились объемы экспорта-импорта минеральных продуктов (18 %), металлов и изделий из них (25 %), оборудования и транспортных средств (9 %).

 Таблица 1. Показатели торговли стран-участниц ТС/ЕЭП за I полугодие 2013 и 2014годов

Страны

Полугодие

Торговля в рамках ТС/ЕЭП, млрд долларов

Внешняя торговля стран ТС/ЕЭП, млрд долларов

Экспорт

Импорт

Сальдо

Экспорт

Импорт

Сальдо

Беларусь

2013

8,5

11,3

-2,7

10,5

9,6

0,9

2014

8,0

11,0

-3,0

10,8

8,6

2,2

Казахстан

2013

3,2

8,9

-5,7

39,4

14,0

25,4

2014

2,5

6,5

-4,0

39,3

12,6

26,7

Россия

2013

19,8

11,3

8,5

236,3

139,2

97,1

2014

17,1

10,1

7,0

238,1

132,7

105,4

 

Товарная структура внешней торговли стран-участниц ТС/ЕЭП в I полугодии 2014 г.
Товарная структура внешней торговли стран-участниц ТС/ЕЭП в I полугодии 2014 г.
http://www.eurasiancommission.org/

Потери стоимостного объема взаимной торговли обусловлены, прежде всего, значительным сокращением поставок нефти и нефтепродуктов из России в Казахстан (на $1,44 млрд, или в 3,6 раза) и в Беларусь (на 7,1 %). При этом значительно уменьшился экспорт из Беларуси в РФ легковых автомобилей (в 4,6 раз, или на $228,7 млн), тракторов (на 18,5 %, или на $65,1 млн) и грузовых автомобилей из России в Казахстан (в 2 раза). Также произошло существенное уменьшение экспорта пшеницы из Казахстана в Россию (в 3,8 раза, или на $154,6 млн).

Кроме того, что ухудшаются показатели внешнеэкономической деятельности между странами-участницами ТС/ЕЭП, происходит дальнейшее накопление расхождений, катализатором которых выступает агрессия России против Украины, евроинтеграционные устремления Украины, Грузии и Молдовы, а также принятие странами Запада санкций в отношении России.

В этой связи выделяются следующие проблемные вопросы функционирования ТС/ЕЭП:

  • отсутствие единства позиций стран-участниц ТС/ЕЭП по поводу проведения единой внешнеэкономической политики. После подписания в этом году Украиной, Грузией и Молдовой соглашений об ассоциации и создании зон свободной торговли с Европейским союзом односторонние ответные шаги Кремля в отношении указанных государств не были поддержаны Минском и Астаной. Аналогичная ситуация с поддержкой санкций, примененных Россией в отношении импорта продовольствия из США, стран ЕС, Норвегии, Австралии и Канады;
  • политизация работы наднационального органа объединения — Евразийской экономической комиссии (президент Казахстана Н. Назарбаев неоднократно подчеркивал недопустимость влияния со стороны российских чиновников на членов Коллегии ЕЭК, работающих по квоте РФ);
  • наличие значительного количества ограничений и изъятий во взаимной торговле между странами объединения. Наиболее проблемными сферами являются торговля услугами, а также алкогольными изделиями, табаком, фармацевтическими и медицинскими препаратами, газом и нефтью, автомобилями и рыбной продукцией. Сейчас в рамках объединения действует около 600 различных изъятий и ограничений. Показательно, что по достигнутым между президентами государств-членов ТС/ЕЭП договоренностями, они будут существовать до 2025 года;
  • сохранение Россией монополии в рамках ТС/ЕЭП на поставки энергоресурсов. Кремль продолжает использовать энергетический фактор для давления на Минск и Астану, что неоднократно вызывало газовые и нефтяные «войны» между Россией и Беларусью с Казахстаном. Кроме того, в рамках объединения сохраняются существенные трудности для Беларуси с получением доступа к казахстанской нефти, несмотря на заинтересованность в этом официальной Астаны;
  • негативная практика принятия российской стороной нормативно-правовых актов, ограничивающих (под надуманными основаниями) доступ товаров и услуг стран-участниц ТС/ЕЭП на свой рынок. К этой же теме относятся и случаи, когда приоритет в государственных закупках в России отдается национальным поставщикам. Примером может служить принятие российской Государственной думой закона о запрете осуществлять транспортные услуги на территории РФ лицам, не имеющим водительских прав, выданных ее компетентными органами;
  • разный уровень государственной поддержки аграриев в России, Казахстане и Беларуси, что в условиях единого таможенного пространства приводит к искривлению конкуренции, чем наносит ущерб РФ. Основной причиной этого является более жесткое налогообложение в России по сравнению с другими странами объединения (например, в Казахстане налоговая база ниже на 75 %);
  • увеличение внутренних цен в Беларуси и Казахстане на товары широкого потребления вследствие повышения их стоимости до российского уровня и из-за введения более высоких ввозных пошлин;
  • усиление конкуренции на внутреннем рынке среди национальных производителей в пользу российского бизнеса и переход под российский контроль ключевых секторов белорусской и казахской экономики.

 

Беларусь и Казахстан выполняют функции сырьевого придатка российской экономики

Все эти факты свидетельствуют, что существующий формат функционирования Таможенного союза/Единого экономического пространства не позволяет обеспечить равномерное развитие всех участников этого объединения. Сейчас положительный эффект от интеграции в части активизации торгового оборота ощущает только Россия, ставки многих ввозных пошлин в которой были снижены вследствие вступления во Всемирную торговую организацию (ВТО). Кроме того, структура взаимной торговли между странами-участницами ТС/ЕЭП свидетельствует о тенденции формирования системы, где Беларусь и Казахстан выполняют функции сырьевого придатка российской экономики. Это не только сдерживает экономическое развитие стран объединения, но и снижает доверие к ТС/ЕЭП, как со стороны субъектов предпринимательской деятельности, так и руководства государств-членов. Подобные дисбалансы формируют неоднозначное отношение Минска и Астаны к углублению интеграции и снижают его общую привлекательность в глазах потенциальных членов объединения (других стран постсоветского пространства).

Вышеизложенное свидетельствует о возможном исчерпании интеграционного потенциала ТС/ЕЭП, требующего от России поиска новых источников роста в рамках объединения евразийских стран. Этому, по мнению России, должно способствовать привлечение в объединение новых государств-членов (в частности Армении, Кыргызстана и Таджикистана), а также начало с 1 января 2015 года работы Евразийского экономического союза, как следующей формы экономической интеграции. Однако, важной проблемой формирования ЕАЭС остается неодинаковое отношение стран-участниц к перспективам дальнейшего расширения объединения. Так, по оценкам белорусских и казахских специалистов, присоединение к союзу Армении, а тем более Кыргызстана и Таджикистана, может привести к появлению новых противоречий внутри ЕАЭС, возникновению дополнительных источников конфликтов и противостояния, а также к расширению объемов контрабанды и ряда негативных явлений.

Другие страны постсоветского пространства также не спешат поддерживать интеграционные инициативы Кремля. После событий последнего года «евразийские устремления» Украина равны «нулю». Узбекистан даже к Договору о Зоне свободной торговли СНГ присоединился в отдельном порядке лишь в мае 2013 года, а Туркменистан и Азербайджан вообще не рассматривают подобные перспективы.

 

2. Стратегические риски и сценарии развития Евразийского экономического союза

Ключевым фактором нынешней нестабильности для стран евразийского экономического объединения на сегодня выступает военная агрессия России против Украины. Следствием конфликта стало обострение политического диалога России со странами Запада, введенные против РФ санкции и встречное продовольственное эмбарго, а также общая неопределенность в отношении последствий и дальнейшего развития ситуации вокруг Украины.

Наибольшие угрозы для стран объединения связаны с тенденцией снижения мировых цен на нефть

В ближайшей перспективе наибольшие угрозы для стран объединения связаны с тенденцией снижения мировых цен на нефть и другие традиционные товары сырьевого экспорта стран-участниц ТС/ЕЭП, а также с усилением внутренней конкуренции между товаропроизводителями.

Учитывая наличие нерешенных проблемных вопросов в рамках самого объединения, а также ухудшение отношений России со странами Запада, важнейшей политико-правовой проблемой дальнейшего функционирования ЕАЭС, как субъекта международных отношений, будет оставаться его признание со стороны Европейского союза и других международных организации (в частности ВТО) и налаживание отношений с ними.

В дальнейшей перспективе риски функционирования ЕАЭС будут заключаться в снижении уровня энергетического сотрудничества европейских стран с Россией в придачу к кризису существующих экономических моделей развития всех стран-участниц объединения в результате окончательного исчерпания их «постсоветского» потенциала.

Несмотря на задекларированную в подписанном в Астане договоре о Евразийском экономическом союзе надежду, ряд внешних и внутренних рисков негативно влияют на перспективы экономического развития стран-участниц ТС/ЕЭП и успешность проекта ЕАЭС в целом. Среди таких угроз необходимо выделить:

 

Внешние риски экономического развития стран-участниц ТС/ЕЭП/ЕАЭС:

  • введенные против России секторальные санкции и ограничение её доступа к международным рынкам капиталов косвенно сказывается на других странах объединения, в частности:
    • удорожание и сокращение импорта технологического оборудования и товаров двойного назначения из ЕС и США в страны ТС/ЕЭП приведет к росту стоимости проектов индустриализации, к сдерживанию темпов модернизации основных фондов, а также к росту инфляции в Казахстане и Беларуси;
    • риск закрытия каналов транспортировки казахстанской нефти и газа по российским трубопроводам и терминалам, а также экспорта других казахстанских товаров и услуг по территории РФ в страны ЕС и США может резко сократить производство и экспорт в горнодобывающей и перерабатывающей промышленности, сельском хозяйстве Казахстана. Это связано с тем, что более 50 % казахского экспорта осуществляется посредством российских транспортных коридоров;
    • усилится конкуренция между металлургическими предприятиями России, Казахстана и Беларуси на внутреннем и внешнем рынках в результате ожидаемого сокращения импорта металлургической продукции из России в страны ЕС и направления его излишков на рынки Таможенного союза и Китая.
  • постепенное снижение мировых цен на нефть под влиянием спада мировой экономики, дальнейшего развития и внедрения новейших технологий разработки нефти и газа, повышения энергоэффективности в основных странах-потребителях;
  • низкие темпы восстановления мировой экономики на фоне слабого общемирового спроса, а также замедление экономического роста развивающихся стран, прежде всего Китая;
  • недостаточный внешний спрос на основные экспортные товары стран-участниц ТС/ЕЭП (углеводороды и продукты их переработки, черные металлы). Так, ЕС принимает меры по сокращению объемов потребления российской нефти и газа за счет диверсификации источников из Ирака, Ливии, Ирана, других арабских стран, Норвегии, США, Нигерии и Бразилии. Кроме того, наблюдается сокращение объемов экспорта в Китай готовых видов продукции в виде стали и плоского проката и растут объемы вывоза сырья в виде металлических руд.

 

Внутренние риски экономического развития стран-участниц ТС/ЕЭП/ЕАЭС:

  • исчерпание внутренних интеграционных источников экономического роста стран-членов;
  • ухудшение экономической ситуации в России (по прогнозам МВФ, ВВП России в 2014 году вырастет на 0,2 %, в 2015 — на 1 %), что негативно скажется на всем объединении;
  • введение Россией продовольственного эмбарго, что привело к возникновению существенных рисков для продовольственных рынков других стран объединения. В частности, в Казахстане (в 2013 году поставки продуктов из стран санкционного списка составляли 30 % всего импорта) ожидается сокращение объемов импорта мяса птицы в объемах 8,4 % внутреннего рынка, рыбы — 14 %, сыров — 25,6 %, молока — 10,8 %, в результате чего неизбежно вырастут внутренние потребительские цены;
  • замедление в России, Казахстане и Беларуси деловой активности частного сектора, инвестиционной деятельности и объемов потребления, что связано с негативными ожиданиями бизнеса и потребителей. Введение на региональном уровне в России налога с продаж может дополнительно ухудшить ситуацию;
  • растущие инфляционные и девальвационные ожидания, сокращение объемов кредитования, отток капиталов, спад на фондовых рынках, сложности с выполнением бюджетных обязательств и поиском дополнительных источников экономического роста, что характерно для всех стран объединения;
  • активизация Россией процесса внедрения программ импортозамещения, в т. ч. по товарам, которые традиционно поставлялись из Белоруссии и Казахстана. Примером может служить поэтапное замещение казахстанского (из Экибастуза) угля для нужд теплоэлектростанций Урала и Западной Сибири на энергоносители Кузнецкого бассейна в соответствии с Энергетической стратегией РФ до 2030 года и Программой развития угольной промышленности РФ до 2030 года.

 

Евразийская экономическая комиссия отдает предпочтение двум сценариям стратегического развития ЕАЭС — «Транзитно-сырьевой мост» и «Собственный центр силы»

Учитывая угрозы интеграционным процессам на постсоветском пространстве, Евразийская экономическая комиссия отдает предпочтение двум сценариям стратегического развития Евразийского экономического союза на период 2020-2030 гг. — «Транзитно-сырьевой мост» и «Собственный центр силы». При этом перспективы внедрения сценария «Продленный статус-кво» остаются крайне незначительными из-за множества негативных последствий его реализации.

  • Сценарий «Продленный статус-кво» предусматривал, что развитие экономик государств-членов ЕАЭС будет происходить в рамках текущей формы интеграции с постепенной ликвидацией барьеров для движения товаров, услуг, капитала и рабочей силы. Национальные экономики действуют в большей степени независимо, что обусловит относительно низкую степень их влияния на общеэкономические итоги ЕАЭС. Главный интеграционный эффект в виде темпов роста взаимной торговли будет незначительным.
  • Сценарий «Транзитно-сырьевой мост» предусматривает, что стимулом интеграции в ЕАЭС станет сотрудничество участников объединения, в рамках которого евразийское пространство выступает экономически привлекательным для транспортировки природных ресурсов и транзита товаров. С другой стороны, он является возможной территорией для развития производственной кооперации Европейского союза и стран Азиатско-Тихоокеанского региона (с перспективой переноса отдельных производств на территорию ЕАЭС). Основным источником экономического роста выступает экспорт сырьевых товаров в третьи страны.
  • Сценарий «Собственного центра силы» имеет целью формирование собственного «центра силы», ориентированного, прежде всего, на обеспечение качества экономического роста государств-членов ЕАЭС. Интеграция направлена на создание максимально благоприятных условий для модернизации экономик стран объединения, усиление конкурентных позиций как на внутреннем, так и на мировом рынках. Реализация данного сценария, особенно на начальном этапе, будет характеризоваться низкими темпами роста экономик государств-членов ЕАЭС.

 

Евразийская экономическая комиссия предполагает следующие итоги реализации соответствующих сценариев стратегического развития объединения:

Сценарий «Транзитно-сырьевой мост»

  • в сфере экспорта ожидается увеличение поставок на внешние рынки (в т. ч. в другие страны СНГ) сырьевых товаров и продуктов их переработки всеми странами ЕАЭС, а также товаров машиностроительной отрасли. При этом предполагается, что часть новых продуктов в ассортименте экспортируемых товаров до конца прогнозируемого периода составит от 1 % до 5 % в зависимости от вида продукции;
  • в транспортной сфере в приоритетном порядке будут реализовываться проекты строительства транспортной инфраструктуры для обеспечения функционирования международных транспортных коридоров по территории ЕАЭС, увеличения экспорта с стороны Китая и других стран АТР в европейские страны и Среднюю Азию. Также будут предприниматься меры по стабилизации стоимости услуг естественных монополий в странах объединения и переноса отдельных производств на территорию стран-участниц. Предполагается выравнивание тарифов и унификация условий предоставления услуг, что приведет к незначительному повышению цен на перевозки и их стабилизацию на протяжении всего прогнозируемого периода;
  • в энергетической сфере увеличится значимость Беларуси как транзитера российской нефти в Европу (в т. ч. в связи с ситуацией в Украине), а также рост масштабов сотрудничества с Казахстаном на внешних рынках из-за фактора поставки нефти в Китай. Ожидается ежегодное увеличение мирового потребления энергоносителей на 2 %, уменьшение европейского импорта российских и казахстанских энергоносителей не более, чем на 10 %, перенос энергоемких производств из Китая и стран Евросоюза на территорию России и Казахстана;
  • в инвестиционной сфере — интеграция в рамках ЕАЭС будет способствовать дополнительному привлечению взаимных и прямых иностранных инвестиций из третьих стран в транспортную сферу и топливно-энергетический комплекс.

Наибольший экономический эффект от возможной реализации этого сценария получат Беларусь и Казахстан.

 

Сценарий «Собственный центр силы»

  • в сфере внешнеэкономической деятельности предполагается улучшение конкурентоспособности товаров стран объединения и увеличение взаимной торговли и экспорта несырьевых товаров. При этом часть новых продуктов в ассортименте экспортных товаров стран ЕАЭС к концу прогнозируемого периода составит от 2 % до 10 %;
  • в энергетической сфере ожидается формирование общего рынка энергетики и энергоносителей. В то же время сохранится зависимость Беларуси от поставок российских энергоносителей, включая загрузку нефтеперерабатывающих мощностей (транзитные мощности частично или полностью перейдут под контроль российских компаний). В рамках сотрудничества «Россия-Казахстан» ожидается увеличение присутствия российских компаний на казахстанском рынке, активное использование транзитного потенциала сторон (поставки в Китай), согласование трансферной политики (беспошлинные поставки из России и доведение уровня экспортных пошлин Казахстаном до российского уровня);
  • в транспортной сфере предполагается не только обслуживание возрастающих транзитных товарных потоков, но и формирование конкурентоспособных международных транспортных коридоров на территории ЕАЭС;
  • в инвестиционной сфере интеграция обусловит дополнительное поступление взаимных и прямых иностранных инвестиций из третьих стран. В первую очередь, это произойдет благодаря большему объему внутреннего рынка и возможностям полного использования конкурентных преимуществ экономик Беларуси, России и Казахстана;
  • в области валютной политики замедлится девальвация национальных валют, что будет обусловлено увеличением экспорта и объема иностранных инвестиций (период 2020-2030 гг.). При этом девальвационные риски для Беларуси будут существенно большими вследствие сохранения диспропорций платежного баланса (устойчивый дефицит торгового баланса с увеличением импорта из России) и высокого инфляционного потенциала;
  • в сфере рынка труда численность экономически активного населения стран-участниц ЕАЭС будет увеличиваться. При этом в результате интеграции будет обеспечено улучшение производительности труда и повышение реальной заработной платы во всех странах объединения.

 

3. Перспективы вступления отдельных стран постсоветского пространства в ЕАЭС

Российская оккупация Крыма и последующая военная агрессия против материковой Украины вскрыла ряд проблемных вопросов в сфере безопасности во взаимоотношениях внутри ТС/ЕЭП. Взаимное недоверие делает невозможным реальное развитие объединения, как полноценной политико-экономической организации. Население и руководство стран-участниц ТС/ЕЭП воспринимают российские интеграционные инициативы на постсоветском пространстве как чисто политические проекты, отвечающие интересам только Российской Федерации и ограничивающие суверенитет других участников. Снижение привлекательности России в глазах ее нынешних и будущих партнеров происходит и вследствие ее неспособности предложить эффективную модель политико-экономического сотрудничества.

Кроме того, Россия и далее демонстрирует пренебрежение к своим партнерам, навязывая им невыгодные политические и экономические решения. С другой стороны, торможение темпов развития и очевидные признаки рецессии российской экономики (усиленные западными санкциями) будут оказывать негативное влияние на экономики соседних стран, усилят негативные торгово-экономические тенденции в рамках Таможенного и будущего Евразийского экономического союзов.

 

3.1. Армения

В стране сложилась крайне нестабильная внутриполитическая и социально-экономическая ситуация вокруг ТС/ЕЭП. Часть оппозиционных сил и населения Армении выступают против вступления страны в такое объединение. Спорным вопросом остается статус Нагорного Карабаха (и работа пунктов пропуска на его границах) в рамках интеграционного союза. Кроме того, армянские правительственные эксперты до сих пор не могут просчитать окончательный эффект для экономики от снижения или отмены таможенных ставок на более чем 900 видов импортируемых товаров. Ожидается, что переговоры по этому вопросу будут продолжены уже после вступления страны в ЕАЭС.

На сегодня сложилась такая ситуация, что все переговоры по интеграции предполагают вступление Армении в ЕАЭС при любых условиях. Причем, продолжая подготовку к присоединению страны к ТС/ЕЭП, руководство Армении акцентирует внимание не столько на выгодах от членства в евразийском проекте, сколько на негативных последствиях (в т. ч. военно-политических) в случае отказа от присоединения к этому объединению.

Принятая армянским правительством «дорожная карта» преобразования экономической системы страны к реалиям ТС/ЕЭП пока фактически остается не реализованной, как и задачи специально созданной для ее реализации комиссии. Единственным выводом этой комиссии за весь период работы стала констатация неизбежности повышения на первом этапе присоединения Армении к ТС/ЕЭП потребительских цен на самые необходимые группы товаров, что негативно скажется на уровне жизни населения.

Наблюдается ряд разногласий между государствами-членами ТС/ЕЭП при определении условий и переходных положений в части таможенно-тарифного регулирования в проекте соглашения о присоединении Армении к ЕАЭС. Это касается, в первую очередь, применения по 800 тарифных позициям ставок импортных пошлин, отличающихся от единого таможенного тарифа ЕАЭС, при этом по 18 из них предлагаются более высокие ставки. В этой связи ЕЭК подчеркивает, что уже согласовано большинство спорных вопросов таможенно-тарифного и нетарифного регулирования, в частности, об освобождении от уплаты таможенных пошлин при ввозе на территорию Армении:

  • продукции военного назначения, не производящейся в других странах-участницах ЕАЭС;
  • товаров для строительства и модернизации атомной электростанции;
  • товаров в рамках реализации программ «Международная школа в Дилижане» и «Армяно-индийский учебный центр информационных и коммуникационных технологий»;
  • тростникового сахара-сырца для промышленной переработки;
  • отдельных видов гражданских вертолетов, пассажирских и грузовых самолетов.

При этом продолжает возрастать вероятность реализации ряда негативных экономических последствий для Армении, в частности, в части гармонизации таможенного законодательства с нормами ЕАЭС, возникновения противоречий в торговле с третьими странами в рамках ВТО, проблем согласования финансовой системы со странами евразийского объединения. Кроме того, чрезмерная зависимость официального Еревана от указаний своего главного военно-политического союзника (России) негативно скажется на внешнеэкономических отношениях Армении с другими государствами мира.

 

3.2. Кыргызстан

Учитывая развитие ситуации на евразийском пространстве в контексте российской агрессии против Украины, Кыргызстан пока не форсирует выполнение «дорожной карты» присоединения к ТС/ЕЭП, одновременно пытаясь получить большую финансовую помощь от стран-участниц Таможенного союза. Для адаптации киргизской экономики к требованиям и стандартам ЕАЭС уже достигнута договоренность с Россией о выделении заемных средств в размере $500 млн, еще $500 млн для пополнения уставного капитала совместного фонда развития и $200 млн в качестве безвозвратной помощи. Казахстан также рассматривает (но не форсирует) вопрос о выделении Бишкеку дополнительных $100 млн, что в очередной раз демонстрирует сдержанное отношение Астаны к присоединению новых членов к евразийскому объединению. Налицо также охлаждение отношений Бишкека с официальным Минском, вызванное отказом Беларуси выдать бывшего президента Кыргызстана К. Бакиева, заочно осужденного на родине к пожизненному заключению. Против вступления страны в пророссийский союз выступает киргизская оппозиция, что может спровоцировать очередные беспорядки и попытки насильственной смены власти в стране.

Кыргызстан рассчитывает добиться для себя целого ряда льготных условий при вхождении в интеграционный союз. Это касается согласия партнеров на создание свободных экономических зон (то есть, сохранение беспошлинной работы крупнейших оптовых рынков страны «Дордой» и «Кара-Суу», через которые реэкспортируются огромные объемы прежде всего китайских товаров), введения льготного режима пребывания киргизских трудовых мигрантов в странах ТС/ЕЭП, финансирования оборудования специализированных лабораторий качества продукции, санитарно-карантинных постов в пунктах пересечения границ.

Сегодня руководство Кыргызстана продолжает процесс адаптации собственного законодательства к требованиям ЕАЭС. Вместе с тем, этот процесс затягивается путем акцентирования первоочередного внимания на преференциях, которые будут предоставлены Бишкеку странами объединения, а также путем вынесения на общественное обсуждение заранее спорных вопросов. На такое обсуждение уже вынесен перечень продукции, в отношении которой будут установлены льготные условия поставки.

 

3.3. Таджикистан

Карта проекта линии электропередач CASA-1000
Карта проекта линии электропередач CASA-1000
http://www.casa-1000.org/

Руководство Таджикистана отмечает заинтересованность в углублении торгово-экономического сотрудничества со странами ТС/ЕЭП. При этом подчеркивается необходимость тщательного изучении возможных последствий для экономики страны в случае, если решение об интеграции в Таможенный и Евразийский экономический союзы будет принято. Присоединение Таджикистана при нынешнем состоянии экономики страны приведет к серьезным проблемам с наполнением бюджета, огромное значение для которого имеют таможенные сборы. Кроме того, официальный Душанбе хочет смягчить другие негативные экономические эффекты от интеграции, в т. ч. защитить своих граждан, живущих и работающих в России, получить поддержку в вопросе реализации ряда критически важных для страны экономических проектов — таких как строительство Рогунской и ряда других ГЭС. Полноценное членство в ЕАЭС поднимает целый ряд чувствительных для Таджикистана вопросов — будет ли реализован проект CASA-1000 (поставки электроэнергии из Кыргызстана и Таджикистана в Афганистан и Пакистан) и проект Трансафганской железной дороги. Неприемлемым для Душанбе является предложение России развивать северный маршрут «Нового Шелкового пути» через БАМ — в обход Центральной Азии. Кроме того, вопрос о вступлении Таджикистана в ЕАЭС тормозится из-за наличия территориальных споров с другим потенциальным кандидатом — Кыргызстаном.

 

4. Негативные последствия для Украины от углубления интеграционных процессов в рамках ЕАЭС и пути их преодоления

Усиление интеграционных процессов на постсоветском пространстве, чему должно способствовать создание Евразийского экономического союза, скажется, прежде всего, на внешнеторговых связях Украины с членами объединения. Результаты анализа динамики внешней торговли показывают, что Украина в 2013 году, по сравнению с предыдущим годом, потеряла около 14 % экспорта и 15 % импорта во внешнем товарообороте со странами Таможенного союза. Это было связано, в первую очередь, с политикой импортозамещения (прежде всего, в России) и наличием ряда технических барьеров (регламентов ТС).

Состояние украино-российских отношений свидетельствует о развязывании Москвой полномасштабной торговой войны с Украиной

Нынешнее состояние украино-российских отношений свидетельствует о развязывании официальной Москвой полномасштабной торговой войны с Украиной во всех ключевых сферах. Это и блокировка как двустороннего торгово-экономического сотрудничества, так и сотрудничества Украины с другими государствами постсоветского пространства, применение ограничительных мер в отношении украинской продукции, полное прекращение поставок природного газа в Украину, замораживание сотрудничества в финансово-кредитной и инвестиционной сферах, совместных проектов в области промышленной кооперации и инфраструктуры, военно-технического сотрудничества. Для этого российская сторона использует почти весь имеющийся политико-экономический ресурс, в т. ч. возможности партнеров по ТС/ЕЭП и свое влияние на другие постсоветские страны.

Учитывая широкие торгово-экономические связи Украины со странами-участницами ТС/ЕЭП, предпринятые в рамках создания ЕАЭС шаги приведут к следующим негативным последствиям для Украины:

  • расширению полномочий Евразийской экономической комиссии, что позволит России установить свой контроль над финансовыми секторами стран-участниц и их внешнеторговой сферой. Это может быть использовано с целью влияния на украинские позиции на финансовых рынках ЕАЭС и условия торговли (проведения расчетов) стран-участниц объединения с отечественными субъектами хозяйствования;
  • широкому применению специальных защитных, антидемпинговых и компенсационных мер в отношении украинских товаров; использованию ограничения доступа украинской продукции на рынки ЕАЭС вследствие обвинения в ее «несоответствии» требованиям технических регламентов, санитарных и фитосанитарным норм, действующим на территории объединения;
  • унификации подходов государств в сфере научно-технического сотрудничества и защиты прав интеллектуальной собственности, что приведет к постепенному сокращению межгосударственного сотрудничества (в том числе в рамках Международной ассоциации академий наук) и уменьшению спроса на отечественные разработки фундаментального характера со стороны стран ЕАЭС;
  • дальнейшей унификации законодательства в сфере предоставления транспортных услуг, что приведет к невыгодным для Украины изменениям тарифной политики.

 

Для того, чтобы преодолеть негативные последствия для внешней торговли Украины от углубления интеграции в рамках ЕАЭС, предлагается следующее:

  • диверсифицировать географическую структуру внешней торговли, минимизировав зависимость от рынков евразийского экономического пространства;
  • оптимизировать и обеспечить сбалансированность структуры импорта и экспорта в страны ЕАЭС;
  • акцентировать усилия на создании и продвижении на международных рынках (в т. ч. в страны ЕАЭС) украинских высокотехнологичных товарных групп;
  • продолжать взаимодействие с Евразийской экономической комиссией на базе существующих меморандумов (о сотрудничестве в вопросах торговли, о сотрудничестве в вопросах технического регулирования, об углублении взаимодействия между Украиной и ЕЭК);
  • разработать новые механизмы, защищающие интересы украинских экспортеров на евразийском рынке;
  • проводить постоянные консультации с ЕЭК по изменениям нормативной базы ЕАЭС;
  • принять меры к сохранению свободного режима торговли со странами-членами Евразийского экономического союза, в том числе на основании ст. 102 Договора о ЕАЭС, согласно которой предусматривается возможность предоставления в рамках объединения преференций в торговле третьей стороне на основании заключенного до 1 января 2015 г. международного договора;
  • сформировать предложения для сохранения объемов торгового сотрудничества с Казахстаном и Беларусью с учетом международных договоров и правил ВТО;
  • принять меры для сохранения участия Украины в Зоне свободной торговли СНГ. Например, представительство Европейского союза в Украине, анализируя последствия потенциального выхода Украины из состава СНГ (в т. ч. из Зоны свободной торговли СНГ), оценило ежегодные потери для отечественной экономики в размере до $3 млрд из-за отмены нулевых импортных таможенных тарифов, непризнания сертификатов происхождения товаров и прекращения действия соглашений, регулирующих торговлю отдельными категориями товаров, в частности, животноводства;
  • применять инструментарий ВТО для урегулирования торговых споров (в случае введения необоснованных ограничений или установления завышенных таможенных ставок по сравнению с другими членами ВТО);
  • проводить прагматичную политику торгового сотрудничества с Россией, в т. ч. с применением (на паритетной основе) инструментов торговой защиты.

Схожі публікації