Богдан Соколовский: Украине не разрешат применить «газовые» санкции против России

С приближением осени и зимы обостряются не только события на Востоке Украины, конфликт, который все чаще называют войной между Украиной и Россией, но и «газовая» война между двумя странами. Недавно в Госдуме России появилась инициатива пожаловаться в ВТО на Украину за её намерение акционировать газотранспортную систему Украины, что, по мнению россиян, ущемляет права «Газпрома». Дело в том, что Украина намеревается объявить конкурс, где будет избрана компания-оператор ГТС, которая получит 49% акций трубопровода. Но «Газпром», скорее всего, не сможет участвовать в конкурсе, поскольку украинские законодатели намереваются допустить к нему лишь компании из ЕС и США, деятельность которых прозрачна, в отличие от российского газового монополиста.

ВТО вряд ли пойдет навстречу России, если она таки отважится подать свою жалобу в эту организацию. Об этом в интервью «Главкому» заявил экс-уполномоченный президента Украины по международным вопросам энергетической безопасности Богдан Соколовский. Он рассказал, почему Украине не удастся предпринять «газовые» санкции против России, будут ли пользоваться европейские потребители «Южным потоком», а также сколько по времени будет длиться инициированная Украиной процедура инвентаризации всего советского имущества.

В Украине принят закон, позволяющий ввести санкции против страны-агрессора, в частности, против России, касающиеся транзита газа по украинской территории. Насколько велика вероятность введения Украиной таких санкций?

Есть небольшая вероятность введения таких санкций. Как бы то ни было, нам сейчас очень не выгодно идти в разрез с Европой. А такие санкции будут действовать не только против России, но и против Европы автоматически. Потому что Европа может зимой не получить газ. Все то, что делается сейчас Украиной, нужно было начинать намного раньше, скажем, в марте этого года. Потому что сегодня уже очень поздно вводить такие санкции, и в ближайшее время, наверное, также будет нереально. Именно поэтому я не верю в санкции против «Газпрома» по поводу транзита газа в Европу.

Вы утверждаете, что это нужно было сделать раньше. Если бы, скажем, соответствующий закон приняли в марте, какими были бы последствия?

В течение практически оставшихся до отопительного сезона 2 месяцев до сих пор никто не начинал переговоры о поставках газа (в осенне-зимний период — «Главком»), никто не подписал соответствующие бумаги. А быстро это сделать нельзя, мировой опыт говорит о том, что для проведения эффективных переговоров необходимо время. Сегодня единственная техническая возможность получить нужные объемы газа — это то, что сделала компания НАК «Нефтегаз Украины». В настоящее время «Укртрансгаз» совместно со словацкой Eustream начали тестирование реверсных поставок газа из Словакии по газопроводу «Вояны — Ужгород». Это старый газопровод, длительное время не использовавшийся. Он сравнительно небольшой. Из Словакии вполне реально сейчас, при сохранении имеющихся объемов транзита, перекачивать за год до 30 млрд куб. метров газа. Но этого не делается. Во-первых, потому, что в Европе нет такого объема свободного газа, никто его столько не поставляет, поскольку не знает, куда далее он по газопроводу пойдет. И, во-вторых, потому, что Россия уже зарезервировала транзитные мощности (словацкого газопровода — «Главком»), зная, что их никогда не используют. С этим можно бороться единственным способом — вести соответствующие переговоры и договариваться. В случае невозможности этого, следует идти в суд. Имея политическую поддержку в Брюсселе, мы в марте могли ехать и договариваться о реверсе, но наши делегации почему-то ездили в Москву.

15 европейских стран получают через Украину от 30 % до 100 % необходимого объема газа. Могут ли они заблокировать инициативы Украины, касающиеся введения санкций против РФ, и каким образом?

Поэтому я и говорю, что не верю санкциям. Они однозначно не позволили бы нам ввести эти санкции в отношении РФ, потому что проблемы военных действий на Востоке Украины их волнуют так же, как меня — погода на Марсе, и не более того. Говорю об этом, исходя из личного опыта. Собственно, мы так же должны реагировать, говорить во весь голос о проблемах Украины, а не о чьих-то других.

«Газпром» не хочет потерять свое влияние на украинскую ГТС, и, очевидно, не против своего участия в конкурсе на приобретение 49 % акций будущей компании-оператора. Но по предложенным Украиной правилам «игры» этого сделать он не может. Учитывая это, какие европейские или американские компании будут заинтересованы в приобретении акций ГТС без гарантий наполняемости «трубы» от заинтересованной стороны, «Газпрома»?

Давайте отделять «Газпром» от «газовых» компаний ЕС или США. Что касается «Газпрома», то эта компания хочет войти в Украину не для того, чтобы инвестировать. А в первую очередь для того, чтобы руководить. «Газпром» руководить умеет. Что касается компании из ЕС и США, то даже если бы я знал, я бы не стал распространяться, какие компании готовы прийти. По-моему, чтобы стать компанией-оператором ГТС, ей нужно завоевать международный авторитет, а потом надеяться, что кто-то с инвесторов к нам придет и вложит средства. Для этого нужно время, для этого нужны годы. Но при условии, что если будет какое-то политическое решение в Штатах или в Европе… я не осведомлен об этом решении.

О каком политическом решении Вы говорите?

Могут умышленно создать какую-то компанию и вынудить ее прийти в Украину. Я боюсь предположить, какие будут последствия, если это произойдет.

Что будет предметом договоренности этой компании с тем же «Газпромом», ведь без договоренностей ГТС — это лишь куча железа?

Скажу следующее. Кто бы ни пришел, какая бы компания не стала оператором, на это должно быть согласие России. Эта страна, например, продает газ немецкой компании RWE (концерн RWE — «Главком»), имеющей долговременный контракт с Россией. Вполне логично было бы переписать имеющиеся контракты в пользу Украины. Вполне реально, но это будет возможно только в том случае, если появится новая компания-оператор украинской ГТС, а также при условии построения газоизмерительных станций на Востоке Украины. Я уже не говорю о том, что в Европе той же RWE следует сделать более интересное предложение, чем имеющееся от «Газпрома», чтобы немцы напрямую с украинцами контракт заключили. Способна ли Украина во время войны делать такие предложения, утверждать не берусь.

Если бы компании (оператор и инвесторы — «Главком») вошли в Украину и сказали бы, что они модернизируют ГТС, будут получать газ исключительно из украинской газотранспортной системы — это был бы выход в известной степени, решение наших «газовых» проблем. Знаете, скажу вам из своего опыта. Россию очень трудно склонить к тем решениям, которые ей предлагаются. Она как баран, упершийся во что-то рогом, и стремящийся все сделать по-своему.

Депутат Госдумы России, член комитета по энергетике Андрей Крутов направил депутатский запрос на имя председателя Минэнерго РФ Александра Новака и министра экономического развития РФ Алексея Улюкаева, предлагая подать жалобу в ВТО из-за притеснения прав, прежде всего, «Газпрома» в результате акционирования ГТС Украины. Какая вероятность того, что такая жалоба будет подана, и могут ли в ВТО ее удовлетворить?

Это Россия может сделать, потому что, как я уже говорил, там, в России, логику найти невозможно. Но я почти уверен в том, что такую жалобу ВТО не примет. Это мое личное мнение. Никаких притеснений Россия не испытывала и не испытывает. Даже в 2009 году, когда мы подписывали знаменитую Брюссельскую декларацию (Украина и Еврокомиссия подписали в Брюсселе 23 марта в 2009 г. декларацию о модернизации украинской газотранспортной системы, согласно которой государственная собственность на ГТС является суверенным правом Украины — «Главком»), Россию приглашали на встречу наравне со всеми, но она отказалась. Эта страна хотела быть «особняком», иметь больше прав, чем у других, но так не бывает. Или страна является независимой, или страна в подчинении России. А нам это не подходит.

Но именно идея ВТО заключается в равенстве доступа к рынку, в частности, и к ГТС Украины. Если этот доступ ограничивается украинскими законами, разве это не будет дискриминацией и нарушением прав «Газпрома»?

Нет, не думаю, что здесь какая-то дискриминация. Если откровенно, то нужно сначала получить ответ от самой России о том, насколько они там честны, если не дают нам возможности контролировать нашу границу. Полагаю, что предпринятые законом в отношении российского «Газпрома» ограничения абсолютно оправданы. Не было бы войны, не было бы и ограничений.

Украинскими законами предполагается допускать к конкурсу по определению компании-оператора украинской ГТС прозрачные компании ЕС и США. Является ли прозрачной компанией «Газпром»?

В том-то и дело, что нет. Но российская компания особо этого и не скрывает. «Газпром» является очень туманной структурой. Если эта компания посчитает нужным обжаловать действия Украины, то еще нужно, чтобы кто-то выслушал доводы «Газпрома», что мы как-то в данном случае нарушаем его права как непрозрачной организации.

Как альтернативу ГТС Украины, в России рассматривают возведение «Южного потока». Российские эксперты прогнозируют, что этот трубопровод могут проложить буквально в течение нескольких лет. Неужели Европа с этим согласится?

Во-первых, «Южный поток» — это есть абсурд с экономической точки зрения. Во-вторых, не вижу, как можно помешать, если Россия действительно захочет его построить. Я уже говорил, что в действиях Кремля отсутствует логика. Но сомневаюсь, что Европа будет пользоваться поступающим по этому газопроводу газом. Если же Россия снизит цену на этот газ, тогда Европа, конечно, согласится. Но в таком случае Россия вылетит в трубу, поскольку себестоимость идущего по «Южному потоку» газа будет выше транзитируемого нынче через Украину.

Насколько?

По крайней мере, вдвое. А в Европе, поверьте мне, умеют считать каждую копейку.

Что будет с имуществом «Черноморнефтегаза» и «вышками Бойко» в Крыму — в частности?

С энтузиазмом воспринял инициативу украинского правительства в полном объеме провести инвентаризацию украино-российских отношений. Думаю, что вопрос имущества в Крыму также будет учтен. Честно говоря, не вижу здесь перспектив для России. Куда не посмотри, они везде будут в минусе. Будет выглядеть как-то необычно, когда начнут арестовываться их самолеты и корабли при заходе в западные порты.

Насколько оперативно будет проходить инвентаризация и арестовываться российское имущество, о которых вы говорите?

Думаю, в ближайшие годы, но никак не растянется на десятилетия.

Будет ли Россия разрабатывать черноморский шельф? Какая вскоре ждет его судьба?

Полагаю, что никакой разработки шельфа не будет. Ни одна западная компания не пойдет на сотрудничество при такой неопределенной ситуации. Вместе с тем у самой России соответствующих, в первую очередь технических, возможностей для такой разработки нет. И в таком состоянии все будет находиться до тех пор, пока РФ не вернет Украине Крым.

Санкции остановят агрессию России в отношении Украины?

Если касающиеся нефтегазовой отрасли, то их слишком мало. А если разговор обо всех введенных санкциях, то со временем они окажут серьезное влияние, и на агрессию в том числе.

Из-за санкций нефтяная отрасль России может недополучить около $1 трлн инвестиций в ближайшие 30 лет. Такой прогноз Bank of America Merrill Lynch (BofA). Что от предпринятых к России санкций выигрывает Украина?

Вначале Украина будет испытывать трудности. Но в конечном счете -выиграет. Если сравнить с теми проблемами, которые нам все время создает Россия в этой отрасли, то, бесспорно, Украина выиграет. Особенно если иметь ввиду последний год, когда гибнут наши граждане. Без всякого сомнения, санкции — это позитивная вещь. И мы заинтересованы, чтобы были такие санкции против них, или развал России и тому подобное.

Оригинал материала

Схожі публікації