Энергетические аспекты ядерного соглашения с Ираном. Часть 2

Станет ли Иран энергетическим конкурентом России?

Отношения Ирана и России изобилуют примерами метания от дружбы к откровенной враждебности. Москва всегда на словах отстаивала право Ирана на использование атомной энергии в мирных целях, но когда доходило до конкретных дел, то, как правило, поддерживала санкции против Ирана в СБ ООН, голосуя солидарно с Западом. Собственно, Москва никогда не считала Иран стратегическим партнером и неоднократно использовала его в своих интригах против США. Да и о каких стратегических отношениях РФ с ИРИ может идти речь, если товарооборот между обеими странами в 2014 году составил сумму менее чем в 1 млрд долл. США, в то время как товарооборот между Ираном и Китаем — 47 млрд долл. США? Поставки в Иран российского вооружения и длительное строительство АЭС в Бушере имеют сугубо коммерческий, а не союзнический характер. По существу, Москве не выгодно улучшение отношений Тегерана с Европой, поскольку это будет способствовать поставкам иранских энергоносителей в страны Евросоюза и неминуемо создаст ей конкуренцию. Москва побаивается сближения Тегерана и Вашингтона, поскольку, по ее мнению, проамериканский Иран более опасен Ирана ядерного.

Очевидно, в постсанкционный период мы будем наблюдать борьбу между Западом/США, Китаем и Россией за возможность оказывать влияние на Иран. Хотя, по-нашему мнению, Иран не будет ни пророссийским, ни проамериканским, ни даже прокитайским. Он будет стремиться балансировать между мировыми силами, прагматично отстаивая национальные интересы. Иран достаточно мощное государство, чтобы слыть чьим-то сателлитом.

В экспертных кругах предполагают, что после снятия санкций с Ирана огромное количество иранской нефти пойдет на экспорт, который существенно скажется на мировых ценах на нефть. После заключения вышеупомянутого соглашения мировой энергетический рынок мгновенно отреагировал на перспективу снятия ограничительных мер с Ирана. Цена на баррель сырой нефти упала более чем на 1 долл. США и составила 56 долларов 70 центов. Сколько будет стоить нефть после снятия санкций против Ирана? Прогнозы колеблются от 40 до 20 долл. США за баррель. Президент ОАО «Лукойл» Вагит Алекперов прогнозирует, что стоимость нефти может уменьшится до 25 долл. за баррель. Учитывая зависимость бюджета России от цен на нефть, это выльется в катастрофические убытки для ее экономики. В любом случае, ощутимо большие, нежели все санкции Запада вместе взятые. При этом не следует исключать, что некоторые члены ОПЭК могут пойти на крайнюю меру и сократить свою добычу ради повышения цен на нефть и вовлечь Иран в дискуссию о квотах. Действующая квота ОПЭК на добычу нефти составляет 30 млн баррелей за сутки. Не следует также исключать, что даже Россия может пойти на временное снижение добычи своей нефти, что она, собственно, и предлагала в ноябре прошлого года. Но тогда ОПЭК оставила квоту без изменений. В Москве считают, что возможные потери России от увеличения объемов продажи иранской нефти на мировом рынке будут компенсированы за счет контрактов на поставку Ирану оружия и ядерных реакторов для атомных электростанций. Однако выгода от таких поставок является заметно меньшей по сравнению с возможными потерями от падения цен на нефть ниже 50 долл. США за баррель. От продажи Ирану вооружения и атомных реакторов Москва может получить не более 10-15 млрд долл. США, и то лишь через 5 лет, когда в соответствии с венским соглашением станет возможным полноценное военно-техническое сотрудничество РФ с ИРИ. Возможные же потери России от падения цен на нефть составят несколько десятков миллиардов долларов США и не через 5 лет, а непосредственно через год, а то и раньше.

Аналитики Лондонского Сити полагают, что в условиях снятия санкций с Ирана Тегеран и Москва будут жестко конкурировать на европейском рынке энергопоставок. Впрочем, слышны и «успокоительные» прогнозы некоторых экспертов, полагающих, что на создание условий для масштабных поставок иранского газа в Европу будет необходимо не менее 7-8 лет с момента отмены санкций против ИРИ. Это объясняют тем, что, во-первых, будет необходимо несколько лет для того, чтобы существенно увеличить добычу газа в Иране, и, во-вторых, нужно также несколько лет для того, чтобы построить соответствующую экспортную инфраструктуру, хотя все это можно делать и одновременно. Поэтому, мол, Иран в краткосрочной перспективе еще не сможет рассматриваться в качестве мощной альтернативы России в энергетических поставках в европейские страны.

По нашему мнению, наращивание добычи и экспорта иранского газа состоится значительно раньше, скорее всего в течение 2-3 лет. Поскольку слишком мощные транснациональные компании проявляют интерес к сотрудничеству с Ираном в энергетической отрасли и испытывается достаточно большая потребность на мировом энергетическом рынке в иранских энергоносителях. Особенно когда все это сопровождается шантажом и неопределенностью поставок со стороны Москвы, которая к тому же стремится использовать свои нефтегазовые ресурсы в качестве «энергетического оружия». Вице-президент Еврокомиссии по вопросам энергетического союза Марош Шефчович считает, что соглашение с Ираном поможет диверсифицировать энергопоставки в Европу, гарантируя надежность и безопасность этого процесса, удерживая при этом цены на низком уровне.[1]

Не стоит впадать в эйфорию…

Имплементация соглашения с Ираном будет зависеть от ситуации в мире, в частности, от состояния дел на Ближнем и Среднем Востоке, а также от позиции политических сил — либеральных и консервативных — в самом Иране, и, соответственно, от внешней и внутренней политики Тегерана. По мнению экспертов, не стоит преждевременно испытывать чувства эйфории от подписанного в Вене и принятого Советом безопасности ООН соглашения с Ираном. По крайней мере, есть три влиятельные страны, которые в той или иной мере не довольны снятием санкций и эмбарго в отношении Ирана. Это — Россия, Израиль и Саудовская Аравия, Катар и Турция. 3 августа госсекретарь США Дж. Керри планирует встретиться в Катаре с главами МИД стран Персидского залива, ознакомить их с важными деталями договора с Ираном для того, чтобы попытаться совместно выработать стратегию сдерживания Ирана в том случае, если он не прекратит дестабилизировать ситуацию в регионе.

Конечно, Москва не может откровенно выражать свое недовольство. Более того, она пытается позиционировать себя как таковую, которая сыграла «ключевую роль» в подписании венского соглашения. В поддержку этого тезиса цитируются слова президента США Б. Обамы, благодарившего В. Путина за ту роль, которую его страна сыграла в достижении соглашения по ядерной программе Ирана. В своем выступлении 17 июля с. г. на совещании с постоянными членами Совета безопасности РФ В. Путин также сделал реверанс в сторону Вашингтона, заявив, что «…финализация договоренностей с Ираном стала возможной при ведущей роли и конструктивной позиции США». Однако мы знаем, что часто политики говорят не то, что думают на самом деле. При этом в Москве помнят, что в 2014 году товарооборот между США и РФ увеличился на 5,6 % и составил 29,2 млрд долл. США, в то время как со странами Евросоюза он уменьшился на 4,3 %. Но в Москве почему-то не очень акцентируют внимание на том, что товарооборот между США и РФ за период с января по май 2015 г. уменьшился более, чем на 30 %.

В украинских СМИ можно натолкнуться на утверждение некоторых авторов о том, что когда Америке будет выгодно — она «сдаст Украину России». Мол, «ворон ворону глаз не выклюет». Подобные утверждения раздаются и в связи с подписанием 14 июля в Вене соглашения с Ираном. При этом утверждается, что «Москва подыграла Вашингтону», не только стремясь ослабить наложенные на нее санкции, но и получить от Вашингтона уступки в украинском вопросе.

Комментируя подобные мудрствования, помощник госсекретаря США Виктория Нуланд на пресс-конференции в Киеве 17 июля с. г. заявила, что «…США не договаривались с РФ об уступках на украинском направлении в обмен на содействие Москвы в урегулировании по иранской ядерной программе, поскольку США никогда не торгуют с одними за счет других в международных отношениях». В. Нуланд напомнила, что США и далее будут требовать от РФ поступать в соответствии со взятыми на себя обязательствами согласно Минским соглашениям.[2]

В отличие от политиков, эксперты и политологи часто «позволяют себе роскошь» говорить то, о чем они думают. Так, нынешняя политика администрации Б. Обамы в отношении Ирана воспринимается некоторыми российскими экспертами как враждебная по отношению к России, цель которой — «оторвать эту страну от России и использовать Тегеран для вытеснения РФ из европейского энергетического рынка». По их мнению, Тегерану отводится роль Саудовской Аравии 1982-84 гг., когда США и КСА путем обвала цен на нефть способствовали коллапсу советской экономики и распаду СССР. Еще одно направление политики Вашингтона в отношении Ирана российские эксперты пытаются преподнести как желание американцев с помощью Ирана «поставить на место» других важных региональных игроков — Турцию, Саудовскую Аравию, Израиль и Египет, которые, во многом перестав считаться с Белым Домом, «осмелились» проводить свою политику на Ближнем Востоке, не оглядываясь на Вашингтон.[3]

В прошлом израильское влияние на переговорный процесс с Ираном было достаточно серьезным. Однако в последние месяцы администрация Б. Обамы почти полностью отодвинула израильскую сторону от какого-либо участия в формировании договора, что вызвало возмущение у премьер-министра Израиля Б. Нетаньяху, который всегда в своих предвыборных манифестах обещал не допустить усиления Ирана и создания им ядерного оружия. При этом необходимо отметить, что в израильском политикуме есть и такие, которые полагают, что договор с Ираном отдаляет иранцев от создания атомной бомбы в большей степени, нежели это сделала бы израильская воздушная атака на иранские ядерные объекты.

При большом желании Израиль и РФ могут воспользоваться многими возможностями для срыва имплементации соглашения с Ираном. Достаточно Израилю начать очередные боевые действия (а повод для этого всегда найдется) на израильско-ливанской границе против «Хезболлы», которую поддерживает Иран, и американский Конгресс, где имеется мощное произраильское лобби, не проголосует за «сделку с аятоллами». В условиях очередной израильско-ливанской войны вето Б. Обамы будет легко преодолено.

Пользуясь изъянами в резолюциях ООН по ограничению торговли оружием с Ираном, В. Путин еще в середине апреля с. г. сообщил, что готов поставить Тегерану ЗРК С-300, за которые тот уже рассчитался. Если это действительно произойдет, то лучшего подарка для премьер-министра Израиля Биньямина Нетаньяху и худшего для Тегерана трудно выдумать. В случае, если ЗРК С-300 все же будут поставлены Ирану, Израиль не замедлит с их уничтожением с воздуха еще до постановки на боевое дежурство. Израильский удар по Ирану, скорее всего, спровоцирует соответствующие шаги против Израиля. Несомненно, что в такой ситуации США станут на сторону Тель-Авива. Как следствие, соглашение с Ираном будет аннулировано, а цены на нефть вырастут, что будет отвечать интересам Москвы.

Таким образом, поставки Ирану российского ЗРК С-300 могут сыграть роль «троянского коня». Хотелось бы надеяться, что в Тегеране это осознают, и не будут провоцировать израильских «ястребов». К тому же, подобный зенитно-ракетный комплекс (ЗРК HQ-9) и дешевле Иран при желании может приобрести у Китая, который их уже поставил Турции, вызвав разочарование руководства НАТО. Это также очень возмутило Кремль, который уже давно обвиняет Китай в клонировании российского вооружения.[4] А согласно данным доклада Стокгольмского международного института исследования проблем мира, Китай, по итогам 2012 года, вошел в «пятерку» крупнейших в мире экспортеров основных видов обычных вооружений.[5]

Высокопоставленные представители Саудовской Аравии полагают, что с подписанием с Ираном соглашения опасность в ближневосточном регионе возрастет. По словам саудовских чиновников, «…Иран дестабилизирует обстановку во всем регионе своими действиями в Ираке, Сирии, Ливане и Йемене». Следует отметить, что Саудовская Аравия использовала все свои лоббистские возможности, чтобы оказывать давление на США и помешать подписанию упомянутого договора.

15 июля с. г. президент США Б. Обама провел переговоры по телефону с королем Саудовской Аравии и наследным принцем ОАЭ. Он успокаивал и убеждал, что «…он остается рядом со своими друзьями в регионе и поддерживает их обороноспособность, продолжая работу для решения проблем, которые создает Иран». Следует отметить, что, в отличие от Эр-Рияда, руководство ОАЭ приветствовало подписание соглашения с Тегераном. 18 июля с. г. на совместной пресс-конференции с госсекретарем США Дж. Керри глава саудовского МИДа А. аль-Джубейр заявил, что Тегеран должен использовать достигнутое соглашение по ядерному вопросу для улучшения своего экономического положения, а «не впутываться в авантюры в регионе».

Недавно газета The New York Times сообщила о переговорах, которые якобы ведутся между руководством Саудовской Аравией и России. Как утверждается, Эр-Рияд предложил президенту В. Путину свою помощь в повышении цен на нефть в обмен на отказ Москвы от поддержки сирийского президента Башара Асада. Сообщается, что переговоры по этому поводу продолжаются в течение нескольких месяцев, но пока что стороны не пришли к общему решению.[6] Мы полагаем, что вряд ли Эр-Рияду удастся провести решение о поднятии цен на нефть через ОПЭК, и еще более сомнительно, чтобы В. Путин отказался от поддержки Б. Асада.

26 июня министр иностранных дел ИРИ Мохаммед Джавад Зариф прибыл в Кувейт, начав свое турне по трем арабским странам Персидского залива, включительно с Ираком и Катаром. Во время турне М. Зариф намеревается проинформировать руководство упомянутых стран о деталях подписанного в Вене соглашения, а также обсудить вопросы сотрудничества и координации совместных усилий в борьбе против терроризма.[7]

Состояние и перспективы сотрудничества Украины и Ирана в энергетической отрасли

Выступая 14 февраля с. г. в Киеве по случаю 36-й годовщины победы Исламской революции в Иране, посол ИРИ в Украине Мохаммад Бехешти-Монфаред отметил, что, основываясь на принципах взаимоуважения и общих интересах, Исламская Республика всегда стремилась и стремится углублять свои дружественные отношения с нашим государством.[8] Среди восьми стран Персидского залива в 2012 году Украина имела самый большой товарооборот с Ираном, составивший 1 232 112,4 тыс. долл. В 2013 г. вследствие введенных международных санкций украинско-иранский товарооборот сократился и составил 877,541 млн долл., что на 28,8 % меньше, чем в 2012 г. В неблагоприятном из-за событий в Украине 2014 году объем украинского экспорта в ИРИ составил 703 млн долл., а импорт — 52,6 млн долл. За 6 месяцев 2015 года Украина экспортировала в Иран только сельхозпродукции на общую сумму 350 млн долл. Учитывая прогнозы большого урожая зерновых в Украине в этом году (до 60 млн т), ожидается, что поставки в Иран до конца года будут более значительны.[9]

На сентябрь с. г. запланировано проведение заседания Межгосударственной украинско-иранской совместной комиссии по экономическому и торговому сотрудничеству, что активизирует сотрудничество между нашими странами.

Снятие санкций с Ирана открывает новые перспективы украинско-иранского сотрудничества вообще и в энергетической отрасли — в частности. Активизация сотрудничества с Ираном по добыче и транспортировке энергоносителей, развитию энергетического и нефтегазового секторов была определена, как одно из перспективных направлений двухстороннего сотрудничества еще в начале 1990-х годов.

Поставки иранского газа в Украину были определены приоритетными в Постановлении ВР Украины «Основные направления экономической политики Украины в условиях независимости» от 25 октября 1991 г. В этом документе шла речь о поддержке предложения Армении по строительству совместно с другими республиками СССР трансконтинентального газопровода «Иран-Европа» по территории Украины. Впервые официально этот вопрос возник в январе 1992 г. во время визита в Украину министра иностранных дел Ирана и закреплен в статье 4 Договора об основах взаимоотношений и принципах сотрудничества между Украиной и Исламской Республикой Иран от 15 октября 2002 г. (ратифицировано 15 мая 2003 г.).

В рекомендациях парламентских слушаний «Энергетическая стратегия Украины на период до 2030 года», одобренных Постановлением Верховной Рады Украины от 24 мая 2001 г., ИРИ была определена как один из перспективных партнеров Украины в плане диверсификации поставок газа.

Развитие украинско-иранского сотрудничества в энергетической сфере предусматривалось по нескольким направлениям:

  1. Участие украинских компаний в разведке и добыче нефти и газа на территории ИРИ;
  2. Деятельность украинских фирм и специалистов по созданию новых и модернизации имеющихся газотранспортных мощностей из ИРИ в Европу;
  3. Получение иранского газа с целью диверсификации источников его поставок в Украину.

7 января 1992 г. был подписан протокол, в котором Иран выражал свою готовность поставлять в Украину (порт Одесса) 5 млн т нефти на танкерах и довести объем поставок до 12 млн т в 1994 году. Ираном также был выделен Украине кредит на сумму в 30 млн долл. США для закупки нефти. Однако, как отмечает первый посол Украины в Иране И. Г. Майдан, Украина не воспользовалась «возможностями получения иранских льготных кредитов, выделенных под поставки иранской нефти и газа, а также не смогла привлечь значительные инвестиционные ресурсы Ирана».[10]

По расчетам Госнефтегазпрома и АО «Укримпекс», рациональной была признана транспортировка природного газа из Ирана в Европу по территории Азербайджана, Грузии и Украины. Были подготовлены учредительные документы для создания газовой компании «Иран-Укр-Азер», которая должна была проложить трансконтинентальный газопровод при условии привлечения иностранных инвестиций. Проект транспортировки иранского газа в Европу определенное время серьезно обсуждался заинтересованными сторонами. Было определено несколько проектов построения транспортных коридоров по маршруту ИРИ-Украина-Европа. Наиболее перспективным был определен маршрут «Иран-Армения-Грузия- Черное море-Украина-Европа».

В 2000 г. Киевский научно-исследовательский институт «Трансгаз» разработал технико-экономическое обоснование проекта газопровода: Иран-Армения-Грузия-порт Супса-дно Черного моря-порт Феодосия-Украина-Европа. Проектом предусматривалось проложить по дну моря 550 км труб. Министерство топлива и энергетики Украины оценило этот проект в 5 млрд долл. США, объем поставок должен был составить около 40 млрд м3 газа в год, из них 10 млрд м3 — для Украины с дальнейшим увеличением до 15 млрд м3.

Основы сотрудничества Украины и Ирана в сфере энергетики были заложены в июле 2003 г. на первом заседании Совместного комитета по сотрудничеству в энергетическом секторе, которое завершилось подписанием Меморандума о взаимопонимании между министерствами энергетики обеих стран. Этим меморандумом была задекларирована готовность Украины к покупке иранского природного газа в объеме 10-15 млрд м3 за год, а также проработка возможностей транзита иранского газа по территории Украины в европейские страны. По итогам заседания упомянутого Совместного комитета также были определены направления сотрудничества двух стран в нефтегазовой отрасли и условия участия украинских компаний в реализации проектов на территории Ирана.

При отсутствии прямых сдвигов в строительстве газопровода по схеме ИРИ-Украина- Европа, в Украине также рассматривался вопрос о перспективах морского пути транспортировки газа из Ирана на СПГ-танкерах (газовозах). Однако вследствие усиления санкций против Ирана в 2011 году и аннексии Крыма Россией в марте 2014 года этот вопрос был также отложен до лучших времен. Учитывая активный рост и обновление иранского танкерного флота и планы по развитию судостроительной отрасли, иранское руководство выражало готовность сотрудничать с Украиной в строительстве СПГ-танкеров и СПГ-инфраструктуры (терминалов) путем частичного финансирования, поскольку своих технологий в этой отрасли Ирану не хватает.

В течение последних 10-15 лет украинские государственные и частные компании пытались закрепиться на иранском энергетическом рынке самостоятельно, или в сотрудничестве с мощными иностранными нефтегазовыми компаниями. Еще к применению санкций Иран предлагал украинским компаниям участвовать в разработке месторождения углеводородов «Южный Парс», где для Украины открывались широкие возможности, в частности в создании консорциумов, осуществлении бартерных соглашений (зерно в обмен на энергоносители) и в других формах сотрудничества.[11]

Примеры такого сотрудничества украинские компании демонстрировали в последнее время, поставляя в Иран оборудование Сумского НПО им. Фрунзе для перекачивания газа, а также трубы Харцизского завода. Некоторые украинские компании, которые не желали афишировать свою деятельность на иранском рынке, имели совместные проекты с такими иранскими компаниями, как «Petropars» и «Hіrbodan» в отрасли разведки, разработки и добычи нефти и газа, сооружении новых НПЗ и реконструкции существующих.

С 1996 года ГП «Зоря-Машпроект» в Николаеве поставляет Ирану двигатели для компрессорных станций, которые используются в системе иранских газопроводов, в частности, для газопровода IGAT-7 (Иран-Пакистан) длиной 1850 км. Последний контракт между ГП «Зоря-Машпроект» и иранской компанией ParsCar Ltd. был подписан в апреле 2010 г.[12]

Иранская компания РEDEC совместно с Национальной иранской нефтяной компанией NIOC планировала проложить подводный газопровод для транспортировки добытого газа на месторождении «Сальман» в иранском секторе Персидского залива к терминалу на острове Сирри. Для реализации этого проекта PEDEC создала консорциум, в который вошел украинский филиал иранской компании Iran Naft Gas Prom Pars и «Институт транспорта нефти» (г. Киев).[13]

Как мы полагаем, используя геостратегическое положение, уникальные возможности Украины в качестве страны-транзитера энергоресурсов с востока в Европу, правительству Украины стоит проработать комплекс мероприятий политического, экономического и научно-технологического характера, направленных на практические поставки в Украину ближневосточных углеводородов, в том числе и иранских. Особенную роль должна сыграть всесторонняя проработка путей поставок в Украину иранских нефти и газа. Нынешняя нестабильная ситуация в ближневосточном регионе не должна тормозить работу над проектами энерготранспортных коридоров из субрегиона Персидского залива в Украину.

Большинство подписанных двухсторонних документов между Украиной и Ираном имеют преимущественно декларативный характер и не переходят в подписание контрактов. Среди причин отсутствия перехода от намерений к реальным действиям можно назвать следующие: отсутствие регулярного и постоянного взаимодействия с партнерами; нестабильное финансовое состояние большинства украинских государственных и частных компаний; частая смена руководителей соответствующих украинских министерств и компаний и, как результат, — отсутствие преемственности в их деятельности; неспособность подавляющего большинства украинских компаний работать в специфических иранских условиях; отсутствие постоянной и достаточной финансовой, информационной и дипломатической поддержки украинских компаний со стороны государства.

При условиях активной работы причастных украинских министерств и ведомств, энергетические ресурсы Ирана и других стран Персидского залива через 3-5 лет могут сыграть ключевую роль в решении Украиной задач по диверсификации поставок энергоносителей и созданию надежной системы энергетической безопасности. Во-первых, это предопределено тем, что по оценкам специалистов, в течение ближайших двух десятилетий зона Персидского залива будет играть доминирующую роль на мировом рынке нефти и газа. Во-вторых, в отличие от центрально-азиатских энергетических ресурсов, транспортировка которых в Украину осуществляется по российской территории и российской энерготранспортной системой, ближневосточные нефте- и газоресурсы, при содействии европейских корпораций, могут поставляться в Украину по энерготранспортным коридорам, которые неподконтрольны России.

В Иране и других странах Персидского залива Украине доведется конкурировать с ведущими европейскими и азиатскими странами. Выход на энергетические рынки этих стран потребует ведение регулярной планомерной деятельности и координации усилий между кабинетом министров Украины и отдельными государственными и частными компаниями. Экономическое сотрудничество с Ираном и другими странами Персидского залива может обеспечить Украине широкие возможности для взаимовыгодной совместной работы и воплощения масштабных экономических проектов. Украина могла бы активно участвовать в строительстве в этих странах, в первую очередь, объектов производственной инфраструктуры и больших энергетических объектов.

Успешность реализации любого проекта определяется, в первую очередь, наличием у той или другой компании финансовых ресурсов для его выполнения. Особенно это касается финансово расходных заграничных энергетических проектов в Иране и других странах Персидского залива, где традиционно работают мощные западные компании и консорциумы, владеющие не только современными технологиями, но и значительными капиталами. За небольшим исключением, украинские нефтегазовые компании такими капиталами не обладают, но, как правило, у них имеется квалифицированный персонал и вполне современные технологии. В этой ситуации, чтобы закрепиться на энергетическом рынке стран Персидского залива, украинским компаниям желательно создавать консорциумы с компаниями ведущих стран Европы, США, Китая, Индии и других стран, имеющими как современные технологии, так и достаточные финансовые ресурсы.

После введения в эксплуатацию газопровода «Северный поток» сегодня через украинскую ГТС в Европу поступает в два раза меньше газа, чем это было 3-4 года назад. К этому следует добавить, что с каждым годом объемы газа, поставляющиеся «Газпромом» в Европу, уменьшаются главным образом вследствие увеличивающихся возможностей европейских стран получать газ из альтернативных источников — СПГ из Катара, США и других стран. В этих условиях, для того, чтобы сохранить эффективность и загруженность украинской ГТС, необходимо как можно быстрее вернуться к проектам строительства газопроводов, прежде всего из Ирана и Ирака через Турцию, Черное море, Украину и дальше в Европу. В данном случае Турция имеет больше преимуществ (как транзитная страна) по сравнению со странами Кавказа, где Россия и ее «Газпром» имеют достаточно большое влияние.

 


[1] Ядерная сделка с Ираном — плохая новость для России // http://ru.krymr.com/content/article/27132997.html
 
[2] США не променяли Украину на уступки в иранском вопросе//http://korrespondent.net/ukraine/politics/3540405-nuland-ssha-ne-promenialy-ukraynu-na-ustupky-v-yranskom-voprose
 
[3] Опасен ли России союз Ирана и США // http://voprosik.net/opasen-li-rossii-soyuz-irana-i-ssha/

[4] Как РФ и Израиль могут уничтожить сделку с Ираном  // http://nv.ua/publications/kak-rf-i-izrail-mogut-unichtozhit-sdelku-s-iranom-analitika-nv-59115.html

[5] Турция выбрала клона  // http://vz.ru/economy/2013/9/27/652317.html 
 
[6] Саудовская Аравия предложила Путину невероятную сделку //  http://wow-impulse.ru/news/19943-saudovskaya-araviya-predlozhila-putinu-neveroyatnuyu-sdelku.html
 
 
[8] В украинской столице отпраздновали годовщину победы Исламской революции в Иране //  http://arab.com.ua/ru/in-the-Ukrainian-to-the-capital-celebrated-anniversary-victories-the-Islamic-revolutions-in-irane
 
[9] Украина увеличит экспорт зерна в Иран //  http://www.dengi-info.com/news/194649-ukraina-uvelichit-eksport-zerna-v-iran.html 
 
[10]  Майдан И. Г. Украинско-иранские отношения и ООН // Научный вестник Дипломатической академии Украины. – 2000. – Выпуск 3.  

[11] Иран призывает украинские компании разрабатывать месторождение «Южный Парс» // http://ru.rusiran.com/20110207/2034.html

[12] Zorya Mashproekt to supply Iran // http://www.defenddemocracy.org/zorya-mashproekt/
 
[13] http://www.ingp-co.com/en/press-center/news/17-ru-projects/66-ru-pipe-line.html

.html

 

Схожі публікації