Военно-экономическая составляющая политики монархий Персидского залива

Если Эфиопия, как утверждают ученые, по праву считается «колыбелью человечества», то Персидский залив с конца прошлого тысячелетия прочно занял позицию «взрывоопасного узла геополитической перезагрузки» (источник http://dergachev.ru) В этом регионе за последнюю четверть века произошло наибольше количество кровопролитных конфликтов разной интенсивности, унесших десятки тысяч жизней. Именно этот регион является родиной пресловутой «арабской весны», плацдармом для продолжения войны в Афганистане и проведения операций по контролю над Ираном и другими странами региона.

А вот монархии Персидского залива на фоне арабско-весенних потрясений продемонстрировали стабильность и завидное умение преодолевать тяжелые кризисные ситуации, адаптируясь к изменяющимся обстоятельствам или меняя их по своему усмотрению. Вот такая гибкость и обеспечивает им относительно безопасное существование во взрывоопасном регионе. Примером этому служат события последних месяцев. Арабский национализм в форме «арабского пробуждения», что смел режимы в Тунисе, Египте, Ливии, Йемене и продолжает сотрясать Сирию, похоже, терпит крах. Волнения практически не затронули монархии залива, в Марокко демонстрации прекратились, ситуация в Омане и Кувейте — стабильная. Бахрейн, получив помощь от ОАЭ и Саудовской Аравии, довольно быстро справился с рассчитывавшей на поддержку Ирана шиитской оппозицикй и практически стабилизировал ситуацию в стране.

Государства Персидского залива
Государства Персидского залива

http://forexaw.com/

Нет нужды лишний раз напоминать, что Персидский залив — крупнейший в мире регион запасов энергоносителей. На страны Залива (Саудовская Аравия, Иран, Ирак, Кувейт, Бахрейн, Катар и ОАЭ) приходится примерно 66 % мировых запасов нефти. К тому же Королевство Саудовская Аравия — всеми признанная нефтяная сверхдержава, владеющая 22,3 % мировых запасов нефти.

Исламская Республика Иран и Эмират Катар занимают, соответственно, второе и третье после России место в мире по объемам запасов природного газа. Здесь же размещаются одни из самых богатых стран мира, среди которых лидирует Катар (ВВП 110 тыс. долларов США на человека). Очевидно, что пока в мировом топливно-энергетическом балансе будет доминировать нефть, мировой энергетический полюс будет находиться в зоне Персидского залива и, соответственно, ситуация будет оставаться такой же насыщенной и взрывоопасной, а черная кровь геополитики будет и дальше струиться рядом с красной кровью человеческой, и причин тому — несколько.

В евразийской геополитике США, которая с конца прошлого тысячелетия также претерпевает трансформации, похоже, «иранская угроза» с успехом заменила когда-то пресловутою «угрозу советскую». Поэтому всевозможные выступления шиитов в арабских государствах Персидского залива приписываются исключительно Ирану, а суннитские волнения объясняются «неблагоприятным стечением обстоятельств». При всем при этом, суннитско-шиитский конфликт используется в борьбе за региональное лидерство. Иран является крупнейшим шиитским государством, а богатые страны Аравии — преимущественно суннитскими монархиями, за исключением Омана, где доминируют приверженцы ибадизма, считающие себя «истинными мусульманами».

http://iran.ru/news/

К слову, шиитский фактор всегда важен для арабских стран Персидского залива. Страны — арабские, а залив — Персидский, что тоже хоть и не существенный, но все же раздражитель…

Очередной всплеск шиитских протестов в 2011 году связан не только с «цветочными» революциями в Тунисе и Египте, но и спровоцирован политикой Вашингтона, которую он проводит в регионе. После оккупации Ирака Соединённые Штаты свергли суннитский режим Саддама Хусейна, рассчитывая на поддержку местных шиитов, которые в недостаточной степени были представлены в органах власти, но практически полностью подчинялись Верховному лидеру Ирана. Вашингтон настоял, чтобы ключевой пост премьер-министра в правительстве национального единства занял представитель шиитского меньшинства. А чем хуже шииты Бахрейна, Кувейта и Саудовской Аравии? Американская «демократизация» Ближнего Востока, направленная на повышении роли шиитов, им приглянулась. Так искусственно возникла еще одна проблема — шиитская.

Тегеран последовательно поддерживает шиитские общины в арабских странах. После американской агрессии против Ирака, приведшей к хаосу в стране и поставившей ее на грань раскола по национально-конфессиональному принципу, явно усиливается помощь шиитского Ирана своим братьям по религии в других арабских странах. Иран поддерживает не только Хезболлу в Ливане, но и расширяет свое присутствие в Ираке. По мнению экспертов, Тегеран оказывает помощь и йеменским шиитам. В случае обострения религиозной конфронтации Тегерана вновь может подняться вопрос о статусе преимущественно шиитского Бахрейна, который, к тому же, считается исторической иранской территорией. 

В региональной дипломатии наблюдаются пока еще робкие, но все более возрастающие тенденции к усилению суннитско-шиитского диалога между странами аравийского полуострова и Ираном на основе мусульманской конфессиональной общности.

http://vpk-news.ru/articles/8295

Но как говориться в восточной поговорке, вернемся к нашим баранам. Персидский залив объявлен зоной «жизненно важных интересов США», несмотря на то, что отсюда Америка получает всего 17 % экспортируемой нефти. Контроль Вашингтона над регионом необходим для сдерживания ЕС, Японии и Китая в глобальной конкуренции. В 80-е годы ведущая держава Запада выступала в зоне Залива в качестве военно-политического гаранта энергетической безопасности своих союзников по НАТО, а аравийские монархии видели в Соединенных Штатах гаранта региональной системы безопасности. Однако агрессия США против Ирака, война в Афганистане вызвали в арабском обществе негативное отношение к насильственному насаждению демократии. И монархи вынуждены с этим считаться.

Администрация США еще в начале эры «холодной войны» объявила богатый нефтью регион Персидского залива «зоной своих жизненных интересов» и создала разветвлённую сеть из 19 военных баз в арабских странах Аравийского полуострова. За последние два десятилетия Америка продала арабским государствам Аравийского полуострова современного вооружения на 55 млрд.долларов США. Стоимость содержания американских баз только в Саудовской Аравии составляет около 60 млрд. в год. В Эр-Рияде американцы держат значительные силы безопасности, страхующие режим саудовской монархии. Многих арабов королевства, где размещены главные мусульманские святыни, оскорбляет военное присутствие США. В Персидском и Оманском заливах на постоянной основе базируется более 30 боевых кораблей, 19 из которых принадлежат ВМС США.

В районе Персидского залива постоянно курсируют два авианосца США, выполняющие задачи в зоне ответственности 5-го оперативного флота ВМС США, в которую входят Аравийское и Красное моря, Аденский залив, воды у восточного побережья Африки южнее Кении, Оманский и Персидский заливы.

За последние два десятилетия численность военного контингента США в зоне Персидского залива увеличилась с 20 до 150 тыс., не считая Ирака, где присутствовало до 150 тыс. американских военнослужащих.

В преддверии нового 2013 года в столице Бахрейна Манаме состоялся ежегодный, уже 33-й по счету саммит стран-членов Совета сотрудничества арабских государств Персидского залива (ССАГПЗ). Правда, встречу эту саммитом можно назвать с небольшой натяжкой: из шести глав аравийских монархий в работе форума участвовали лишь король Бахрейна и эмир Кувейта. Члены Совета, куда входят Бахрейн, Саудовская Аравия, Катар, Кувейт, Оман и ОАЭ, потребовали от Тегерана «немедленного и полного прекращения вмешательства в их внутренние дела», обвинив его в нарушении региональной стабильности и создании угроз безопасности. В коммюнике также указывалось на недопустимость оккупации Ираном трех островов — Абу Муса, Большой и Малый Томб, располагающихся в Ормузском проливе при входе в Персидский залив, взятых Тегераном под свой контроль еще в 1971 году.

Традиционно Совет сотрудничества призвал Иран в полной мере сотрудничать с МАГАТЭ и обеспечить безопасность на АЭС в Бушехре, дабы «избежать катастрофы».

Но главным достижением совещания стал проект создания единого военного командования стран-членов ССАГПЗ, которому будут переданы все контролирующие функции над объединенными вооруженными силами арабских стран Персидского залива «Щит полуострова» с включением в состав военной группировки воздушного и морского компонентов. Придумали и рабочее название этому новому региональному военно-политическому блоку — «Арабский союз».

Накануне саммита представители принимающей стороны предупредили, что не стоит ожидать провозглашения нового союза уже в ближайшем будущем, так как для реализации столь амбициозного проекта нужно разработать, уже ставшую модной, «дорожную карту», проанализировать сложившиеся финансово-экономические условия и согласовать великое множество вопросов. Однако, продолжающаяся война в Сирии и повышенная военно-дипломатическая активность Тегерана побуждают арабские монархии к более активным действиям.

«Первым шагом на пути к формированию нашего союза стало то, что мы раньше всех официально признали оппозиционную Национальную коалицию в Сирии в качестве законного представителя сирийского народа», — заявил генеральный секретарь ССАГПЗ Абдуллатиф аль-Заяни. Следующим шагом, по его мнению, должны стать консультации между военными руководителями стран Персидского залива, а также между руководителями служб безопасности, ответственными за обеспечение внутренней безопасности каждого из государств. Общая позиция по Сирии и нелюбовь к Ирану, таким образом, провозглашена «отправной точкой» для формирования нового военно-политического союза в регионе.

Аль-Заяни поддержали и главы других монархий, объясняя причины, по которым они решили объединиться в военно-политический блок. «То, что происходило до сих пор, не отвечало нашим чаяниям. Мы стремимся к крепкому союзу с интегрированной экономикой и общей системой обороны», — заявил кронпринц Саудовской Аравии Салман ибн Абдуль Азиз, представлявший королевство на саммите. Его поддержал и король Бахрейна Хамад бин-Иса аль-Халифа, сменивший прежние призывы «не торопиться» на заявления о необходимости «укрепления зонтика безопасности» для стран ССАГПЗ. Под «зонтиком безопасности» в странах Персидского залива традиционно подразумевают укрепление общей системы ПВО, естественно, с американской помощью.

После военной интервенции Саудовской Аравии в Бахрейне, жестко подавившей мятеж местных шиитов, государства Персидского залива стали вырабатывать скоординированную политику в сфере безопасности, и теперь в ней резко усиливается военная составляющая. Ведь по другую сторону Персидского залива расположен идеологически враждебный и конфессионально чуждый Иран, к тому же оспаривающий у ОАЭ три острова в Ормузском проливе. «Иранская угроза» и помощь сирийским повстанцам — лучший повод для того, чтобы объединяться и вооружаться с целью достижения собственного доминирования в регионе. Совсем не случайно эмир Кувейта Шейх Сабах аль-Ахмад аль-Сабах увязал в своем выступлении в Манаме призыв к гуманитарной помощи сирийским беженцам c требованием к Тегерану «достичь мирного урегулирования с соседями» в давнем споре о статусе занятых иранцами островов. Все эти действия вызывают вполне понятную тревогу в светских странах Ближнего Востока, которые на примере Ливии уже видели, к чему приводит помощь «исламских братьев» с берегов Персидского залива.

Цели ССГПЗ также предельно ясны — они хотят сделать весь Арабский Восток, невзирая на все его конфессиональное и политическое разнообразие, «сферой жизненных интересов», сформировать своего рода арабский аналог НАТО. Но для этого им нужна техническая помощь Запада, просить которую им доведется для достижения своих интересов в Сирии. И Запад опять-таки готов эту помощь предоставить.

Давайте теперь более детально рассмотрим, что уже имеется в руках монархов региона?

Наибольшее число американских военных баз и объектов на Ближнем Востоке расположено именно в зоне Персидского залива. Причем, все договора и соглашения о предоставлении прямой военной помощи в случае угрозы национальной безопасности каждой из монархий были подписаны в 1991–1992 годах. Со всеми практически в одно время! Массированное проникновение в регион, не иначе…

 

Основными формами военного сотрудничества США с аравийскими монархиями являются:

  • поставки вооружения и военной техники с последующим гарантированным техническим обслуживанием и ремонтом;
  • модернизация поставленной техники;
  • подготовка национальных военных кадров;
  • проведение совместных учений с вооруженными силами стран-членов ССАГПЗ;
  • непосредственное военное присутствие на территории аравийских монархий;
  • оказание помощи в развитии собственной военной промышленности монархий.

 

Королевство Саудовская Аравия (КСА) является главным военно-политическим партнером США на Ближнем Востоке, хотя формально между двумя странами нет соответствующего договора. США занимают ведущие позиции в сфере военного и военно-технического сотрудничества КСА с зарубежными странами, поставляя ему крупные партии вооружения и техники, самые современные и высокотехнологичные включительно.

На территории КСА расположены базы ВВС «Принц Султан», «Король Абдель Азиз», «Король Фахд», «Король Халед» и «Искан-Вилладж».

Крупная американская военно-воздушная база находится вблизи Дахрана, где расположена штаб-квартира крупнейшей в мире нефтедобывающей компании Saudi Aramco.

Военно-воздушная база США «Принц Султан», расположенная вблизи Эр-Рияда, используется как центр управления полетами в воздушном пространстве Афганистана.

В 2008–2011 годах США поставили вооружения и боевой техники на сумму более 3,4 млрд. долларов. В 2010 году было объявлено о предстоящих сделках по продаже Эр-Рияду вооружений и военной техники на общую сумму почти в 30 млрд. долларов. В их числе поставка 84 многоцелевых истребителей F-15SA и модернизация 70 самолетов F‑15, имеющихся в ВВС КСА. Пакет соглашений предусматривает также поставку ударных и многоцелевых вертолетов АН-64D Apachе Longbow и Sikorsky UH-60М Вlасkhawk (известно, что речь идет о 36 АН-64D Apachе Longbow и 70 вертолетах UH-60М, кроме того, в пакет входит поставка 36 легких вертолетов АН-6i и 12 MD-530F), а также большого набора комплектующих, вооружения и сопутствующих услуг на общую сумму около 25,6 миллиардов долларов. Планируется также, что саудиты закупят большие партии вооружения и для своих сухопутных войск.

Пентагон также планирует в 2013 году увеличить поставки Саудовской Аравии ракет класса «воздух-поверхность» и «воздух-воздух», которые должны усилить имеющиеся на вооружении королевства системы ЗРК «Patriot».

Отметим, что с учетом цены вертолетного контракта с Саудовской Аравией, общая стоимость заключенных США в 2011 году контрактов должна была превысить 56,3 миллиарда долларов.

 

Власти Объединенных Арабских Эмиратов всячески подчеркивают «стратегический характер» отношений с США. В 1994 г. обе страны подписали соглашение, предусматривающее заблаговременное складирование на территории ОАЭ запасов вооружения и материальных средств США, строительство военных объектов, проведение совместных учений. Имеются договоренности об аренде аэродромов Рас-эль-Хайма и Эль-Фуджейра для развертывания на них, при необходимости, группировки боевой авиации США.

В Эмиратах американские военные корабли имеют доступ к военной базе в порту Джебель-Али, а дозаправка военных самолетов осуществляется на базе в Эд-Дхафре, что вблизи Абу-Даби. 

На военно-воздушной базе Эль-Джафра базируются американские самолеты-разведчики и самолеты-заправщики для обеспечения действий ISAF в Афганистане. На базе также расположен международный центр боевой подготовки ВВС.

На территории ОАЭ размещены склады для ВМС США, в качестве пункта материально-технического обеспечения (МТО) американцы используют порт Эль-Фуджейра. На территории ОАЭ дислоцируется до 3000 военнослужащих ВС США.

Соединенные Штаты уверенно доминируют на эмиратском рынке военной продукции. В 2008–2011 гг. ОАЭ закупили у США вооружений и техники на 7,33 млрд. долларов, а в 2012–2015 гг. эта сумма, как планируется, может составить 12,7 млрд. долларов. Например, США поставили в ОАЭ 16 транспортных вертолетов СН-47F Chinook общей стоимостью 939 миллионов долларов.

Эмираты так же являются основным партнером США по созданию системы региональной ПРО. ОАЭ закупили две батареи комплекса ПРО THAAD (3,48 млрд. долларов), которые будут поставлены в 2014 г., а в 2011 году США и ОАЭ уже провели первые учение системы ПРО.

 

В 1992 г. Эмират Катар и США подписали соглашение по вопросам обороны и безопасности. Оно, в частности, предусматривает в чрезвычайной ситуации оказание прямой американской военной помощи эмирату. Кроме того, США получили доступ к катарским портам и аэродромам. Так, на базе в Эс-Сайлия складированы вооружение и снаряжение для бронетанковой бригады армии США. На этой же базе находится передовой командный пункт Оперативного центрального командования (ОЦК), по оценке американцев имеющий «жизненно важное значение для Соединенных Штатов».

В Катаре размещены три базы ВВС США, в том числе вблизи столицы Дохи — Эс-Сайлия, и мобильный командно-коммуникационный центр, дублирующий штаб-квартиру Центрального командования США в Тампе в штате Флорида (СЕТКОМ).

Одним из крупнейших американских военных объектов за рубежом является воздушная база Эль-Удейд, используемая для обеспечения боевых действий в Афганистане. Здесь же размещен Центр управления воздушными операциями ОЦК.

С территории эмирата американцы ведут воздушную, радио- и радиотехническую разведку в зоне Персидского залива, отслеживая одновременно и ситуацию в самом Катаре.

В 2010 г. американцы разместили в Катаре батареи ЗРК «Patriot». На территории эмирата дислоцируются 8000 американских военнослужащих.

 США в последнее время занимают лидирующие позиции в катарском военном импорте. Так, в 2008–2011 годах стоимость поставок американских техники и вооружений достигла 852,6 млн. долларов. В 2012 году было объявлено о предстоящих закупках в США вертолетной техники на сумму примерно в 6 млрд. долларов.

 

Эмират Кувейт и США в 1991 подписали соглашение о военном сотрудничестве, которое, в частности, предусматривает оказание американцами помощи в защите эмирата от внешней агрессии. На территории страны расположены склады для вооружения и военной техники ВС США.

На относительно небольшой территории Кувейта расположено пять американских баз, в том числе три базы ВВС. В 2003 году Кувейт, в отличие от других арабских стран, разрешил США использовать военные базы для агрессии против Ирака. В Кувейте дислоцируется около 15 тыс. американских военнослужащих, в основном на военных базах Кэмп-Доха и Арифджан. Здесь также размещены батареи ЗРК «Patriot».

Кувейт является серьёзным покупателем американской продукции военного назначения. В 2011–2012 гг. эмират приобрел у США вооружений на сумму около 4,7 млрд. долларов.

 

В 1991 г. Королевство Бахрейн и США подписали соглашение по вопросам обороны и безопасности.

США фактически являются главным гарантом безопасности королевства в случае внешней агрессии. На территории Бахрейна расположен штаб 5-го флота ВМС США и главные компоненты его жизнеобеспечения. Боевые корабли 5 флота несут боевое дежурство в акватории Индийского океана и Персидского залива, обеспечивая охрану главных нефтяных коммуникаций. Здесь также находится региональный пункт управления Сил специальных операций ВС США.

Американцам предоставлено право использования авиабазы Эль-Мухаррик и военно-морской базы Ситра.

Командование ВС США разместило также на территории королевства узел связи, космический пункт сбора информации со спутников, ведущих наблюдение за акваторией Индийского океана и Ираном, станцию радиоразведки и склады военного имущества.

В Бахрейне дислоцируется на постоянной основе около 5000 американских военнослужащих.

США являются основным поставщиков вооружения и военной техники для бахрейнских ВС. В 2001–2009 гг. королевство приобрело в США продукцию военного назначения примерно на 1,9 млрд. долларов.

 

Вашингтон считается важнейшим стратегическим партнером Султаната Омана.

По соглашению от 2010 года султанат предоставил американцам право использовать при необходимости свои военные базы на острове Масира, в Маскате и Тумарите.

 С баз в Омане взлетают и совершают рейды американские разведывательно-ударные беспилотные летательные аппараты (БПЛА) над Афганистаном и другими странами региона.

В последние годы неуклонно увеличивается американский военный экспорт в Оман. В 2010 г. Пентагон сообщил о намерении поставить султанским ВВС дополнительную партию из 18 истребителей F-16 Вlоск 50/52 стоимостью 1,4 миллиарда долларов.

В 2011 г. Оман сделал запрос на приобретение в США вооружений и военной техники на сумму почти в 1,3 млрд. долларов. Главным образом, это средства ПВО. На территории султаната складировано имущество и боеприпасы для ВВС США.

Корабли ВМС США совершают частые заходы в оманские порты. В то же время американское военное присутствие в стране ограничено всего лишь 35 военнослужащими.

Но это еще не все. Регион снова удивил мусульманский мир. Совсем недавно ССАГПЗ предложил монархиям Иордании и Марокко вступить в Совет, а короли и эмиры практически в один голос «вдруг» заговорили о создании некоего «конфедеративного арабского государства». Идея пока только витает в воздухе, но само ее будирование дает повод говорить о том, что «период геополитической перезагрузки» может и не наступить. Принятие бедных родственников вСовет богатых также может способствовать стабильности в регионе, чего так все добиваются. Но тут возникает вопрос — «А не вступят ли эти планы и идеи в противоречиес колониальной стратегией западных держав и транснациональных нефтегазовых корпораций, строго следящих за любого рода посягательствами на свои интересы?» Кроме того, мы неоднократно были свидетелями того, что в современных условиях тот, кто «гуляет в большой политике сам по себе», без мощной «крыши» и поддержки извне, обречен на политическое, а то и физическое самоубийство.

 

А что же Иран? А Иран готовится к войне! Но об этом чуть позже.

 

Продолжение следует.


 Фото в заголовке материала — http://dailytribune.ru/2011/12/02/gulf-sunni-monarchies-fear-shiite-spring/

Схожі публікації