Военно-экономическая составляющая политики монархий Персидского залива. Часть 3 «Суэцкий канал в планах арабских монархов»

Часть 2  «США — геополитическое отступление»

Часть 1 «Персидский залив с конца прошлого тысячелетия прочно занял позицию взрывоопасного узла геополитической перезагрузки»

Часть 3 «Суэцкий канал в планах арабских монархов»

Зачастую революции начинаются как праздник, людей обуревает эйфория от самого участия в чем-то большом и важном. После того, как режим повергнут, наступает пауза — а что дальше? И вот тут начинается самое интересное. Идут на самопожертвование, «ложатся под танки» одни, а пользуются плодами революций другие. Сейчас уже ни для кого не секрет, что наиболее заметным последствием «арабской весны» или, как еще называют, «арабского пробуждения», стало значительное укрепление политических позиций радикального ислама практически на всем Ближнем Востоке и в Северной Африке, особенно там, где произошла смена правящих режимов — Тунис, Ливия, Египет и Йемен.

Лига арабских государств
Лига арабских государств.
Влияние проамериканских тяжеловесов в ЛАГ — Катара, Объединенных Арабских Эмиратов и Саудовской Аравии — после серии революций заметно возросло
http://rostend.su/?q=node/arab_league

В этом заинтересованы арабские монархии Персидского залива, прежде всего Саудовская Аравия и Катар, лидирующие сейчас в ЛАГ и рассматривающие устранение режима Б. Асада в Сирии как важный шаг на пути ослабления враждебного им Ирана, устранение шиитского влияния и угрозы выступлений шиитов против суннитских монархий, как это происходит сейчас в Бахрейне. Саудовская Аравия, Катар и другие арабские нефтедобывающие государства Персидского залива уже давно финансируют и вооружают исламистские партии и группировки в целях усиления позиций консервативного ислама в арабском мире и противодействия шиитской (читай иранской) экспансии. Только за последние несколько лет с Аравийского полуострова исламистским фундаменталистским организациям была перечислена фантастическая сумма, превышающая 100 миллиардов долларов.

Монархии также активно используют «арабскую весну» для усиления своего влияния в арабско-мусульманском мире. Сейчас это стало особенно заметно на примере Египта, до недавнего времени считавшегося одним из самых влиятельных государств на Ближнем Востоке. Но это время, похоже, осталось в прошлом. Эмират Катар, Королевство Саудовская Аравия и Объединенные Арабские Эмираты все активнее пытаются взять под свой контроль ключевые сферы египетской экономики, включая нефтегазовую отрасль и Суэцкий канал. Примечательно то, что в VII веке канал был полностью разрушен арабами в ходе серии завоевательных войн по распространению ислама. А сейчас, похоже, что арабы решили прибрать канал к своим рукам, используя тяжелую экономическую ситуацию, что сложилась в Египте.

Примечание:

Суэцкий каналСуэ́цкий кана́л— судоходный безшлюзовый канал в Египте, соединяющий Средиземное и Красное моря. Зона канала считается условной границей между двумя континентами, Африкой и Евразией. Канал находится к западу от Синайского полуострова, имеет длину в 163 километра, ширину до 300 метров и глубину в 20 метров. Канал расположен между Порт-Саидом на Средиземном море и Суэцем на Красном море. Кратчайший водный путь между Индийским океаном и областью Средиземного моря в Атлантическом океане (альтернативный транспортный маршрут) протяжённее на 8 тыс. км.

Строительство канала или вернее мысль о соединении Красного и Средиземного морей занимало головы еще правителей Древнего Египта. Первое открытие канала состоялось во времена царствования Нехо ІІ на стыке VII и VI столетий до нашей эры. По неизвестным причинам строительство было остановлено и завершено лишь через 100 лет, во время царствования царя Дария.

Суэцкий каналНа протяжении сотен лет канал мельчал и требовал постоянной чистки, не принося при этом ожидаемого экономического эффекта. В VII столетии канал был полностью уничтожен арабами. Заново Суэцкий канал был открыт только 17 ноября 1869 года.

Прибыль от эксплуатации Суэцкого канала является одной из основных статей дохода египетского бюджета. 5,6 млрд. долларов ежегодно составляют налоговые сборы с проходящих по Суэцкому каналу судов.

Не так давно властями Египта принято решение о повышении налога на прохождение судов по Суэцкому каналу на 2–5 %. Данное постановление вступит в силу с 1 мая 2013 года. Размер увеличения налога будет зависеть от класса судов и грузов, которые они перевозят. Пяти процентное увеличение пошлины ожидается для танкеров, транспортирующих сырую нефть, нефтепродукты и природный газ. На 2,5 % увеличатся сборы за проход по каналу кораблей, перевозящих автомобили и на 3 % — на все остальные грузовые суда.

 

Президент Египта Мохаммед Мурси
Президент Египта Мохаммед Мурси
не скрывает того, что экономику страны надо спасать http://i-r-p.ru/page/

Даже президент Египта Мохаммед Мурси уже не скрывает того, что экономику страны надо спасать. В настоящее время стране экстренно требуется около 45 млрд. долларов для поддержания экономики. В противном случае уже в конце 2013 — началу 2014 гг. она может стать банкротом. И хотя до признания страны таковой еще далеко, ухудшение экономических и финансовых показателей Египта лишь усилило нежелание западных инвесторов вкладывать средства в его экономику.

Альтернативный маршрут вокруг Африки
Альтернативный маршрут вокруг Африки
увеличивается на 2700 морских миль
http://redforum.s2.bizhat.com/

Особое значение Суэцкий канал приобретает в связи с транспортировкой нефти и газа из Персидского залива в страны Запада. Альтернативный маршрут нефтяных и газовых танкеров вокруг Африки увеличивается на 2700 морских миль и поэтому стоимость доставки грузов по этому пути существенно возрастает. При этом в перспективе значение канала для мировой торговли может еще больше усилиться, например, в том случае, если его, как запланировано, модернизируют для прохождения супертанкеров и, если, международное сообщество найдет в себе силы решить проблему сомалийского пиратства.

Из монархической троицы наиболее активно действует Катар, до последнего времени являвшийся главным зарубежным спонсором египетских властей, предоставивший им более 5 млрд. долларов в качестве помощи. Кроме того, катарский эмир заявлял о намерении инвестировать в течение ближайших пяти лет еще 18 млрд. долларов в сферу туризма, газо- и нефтедобычи, жилищного и капитального строительства, а также переработки углеводородов.

Эмир Катара шейх Хамада бин Халифа ат-Тани
Эмир Катара шейх Хамада бин Халифа ат-Тани заявлял о намерении инвестировать в течение ближайших пяти лет еще 18 млрд.
долларовhttp://rusmirzp.com/

Однако пока подобное сотрудничество не привело к переходу ключевых отраслей экономики Египта к Катару. Такой вывод можно сделать на основании произошедшего в марте текущего года конфликта между египетским президентом Мохаммедом Мурси и эмиром Хамадом бин Халифой ат-Тани. Президент Египта наотрез отказался обсуждать запрос Катара о возможной частичной уступке права собственности на Суэцкий канал, а также недвижимости, находящейся по его обоим берегам, в том числе, земель и строений. Важно отметить, что соответствующие попытки ранее имели место, как со стороны Саудовской Аравии, так и Объединенных Арабских Эмиратов. Официальный Каир расценил их как попытку ущемления суверенитета его страны. При этом арабским монархам ясно дали понять, что египетское общество попросту этого не примет. Египетские власти понимают, что в отдаленной перспективе, при неблагоприятных для Каира условиях, сделка может состояться и тогда сложиться ситуация, когда внешние силы смогут оказывать существенное влияние на прохождение судов по Суэцкому каналу. В этом случае Египет лишится одного из немногих серьезных активов, с помощью которых он еще может рассчитывать на получение иностранных инвестиций на выгодных для себя условиях.

Что касается Катара, то получение даже небольшой доли акций от этого проекта представляет для ат-Тани особую значимость. Так, если в 2011 году Катар поставил за рубеж 10 млн. тонн сжиженного нефтяного газа (СПГ), то в 2013 году, согласно прогнозам, эти показатели вырастут до 12 млн. тонн. Кроме того, уже сейчас Катар поставляет на внешние рынки около 1 млн. тонн нефтепродуктов. Учитывая темпы развития газодобывающей промышленности, а также нефте- и газоперерабатывающей и нефтехимической отраслей Катара, объемы их продукции в ближайшие годы будут заметно увеличиваться. Так, например, планируется увеличить производство продуктов нефтехимии с 9,2 млн. тонн (в 2011 г.) до 23 млн. тонн в 2020 г. Для этого на развитие промышленности будет дополнительно выделено 25 млрд. долларов.

При этом, несмотря на то, что доля азиатских стран в экспорте-импорте Катара год от года растет параллельно падению доли западных стран, последние по-прежнему продолжают оставаться основными торговыми партнерами. Следовательно, Суэцкий канал, ввиду ожидаемого увеличения катарского экспорта на европейский рынок, приобретает для Дохи исключительное значение.

Но есть еще один фактор, который необходимо учитывать при прогнозировании возможных акций катарского эмира в реализации его, далеко идущих планов в отношении Суэцкого канала. Фактор этот — «Братья мусульмане», вернее тесная связь Катара с этой организацией.

«Братья-мусульмане» начинают создавать серьезные внешнеполитические проблемы президенту Египта Мохаммеду Мурси — выходцу из этого движения
http://www.kommersant.ru

Несмотря на то, что «братья» на протяжении последних десятилетий имели свои штаб-квартиры и представительства в Европе, в том числе в Лондоне, а ряд их видных деятелей тесно сотрудничали с британскими и американскими спецслужбами, прозападными силами их назвать явно нельзя. Поэтому, учитывая ранее наработанные связи Катара с египетскими «братьями-мусульманами», именно его позиции представляются наиболее перспективными для захвата лидирующих позиций в египетской экономике.

Позиции же Саудовской Аравии, ввиду старых политических разногласий между её руководством с ключевыми представителями этого движения, на сегодня представляются менее прочными, поскольку Эр-Рияд, до недавнего времени, делал ставку во внутри египетской борьбе на различные салафитские группировки, что оказалось ошибкой. Однако даже это влияние не является абсолютным ввиду того, что некоторые из этих группировок, опять же, финансируются все тем же Катаром.

Наиболее слабые позиции в борьбе за египетский кусок пирога у ОАЭ. Катар и Саудовская Аравия обладают гораздо большими финансовыми и информационными возможностями, а также более серьезными ресурсами спецслужб. Тем более что Эмираты, в отличие от них, до сих пор не имели действительно серьезного влияния ни на нынешнюю политическую элиту Египта, ни на действующие там радикальные исламистские группировки. При этом эмираты умудрились остро конфликтовать с представителями тех же «братьев-мусульман», являющихся теперь правящей партией в Египте.

Справедливо будет заметить, что не в последнюю очередь это обусловлено и действиями самих «братьев». Так, в конце декабря 2012 – начале января 2013 года спецслужбы ОАЭ объявили о раскрытии заговора с участием представителей этого движения. Речь идет об аресте в Дубае целой группы египетских граждан, по меньшей мере, часть из которых, согласно реакции официального Египта, действительно принадлежала к «братьям-мусульманам». Данное событие, широко растиражированное местными СМИ, увенчало информационную кампанию властей ОАЭ по дискредитации этого движения. Важно заметить, что это был уже далеко не первый подобный арест. Ранее на протяжении 2011–12 гг. спецслужбы также задерживали на территории Эмиратов своих и саудовских граждан, принадлежавших к «братьям» и якобы готовивших там переворот.

Несомненно, на усиление растущего влияния Катара сказывается и дальнейшая исламизация региона, опять-таки осуществляемая с подачи как его самого, так и Саудовской Аравии. Обе эти страны продолжают финансировать радикальные исламистские группировки, добиваясь свержения светских режимов в ряде государств региона, на которые они имеют не только финансовое, но и идеологическое влияние.

Совершенно не случайно Катар соревнуется с другими спонсорами палестинских организаций, активно борющихся против Израиля, пытаясь при этом предстать главным защитником исламских ценностей в регионе и, фактически, сейчас пытается самостоятельно формировать антиизраильский курс арабо-мусульманского мира в целом. Именно Катар, а не Иран, как принято громко заявлять на Западе. Почему так? Наверное, потому, что Катар союзник и партнер Вашингтона!

С другой стороны, египетский кризис в очередной раз отразил усиление конкуренции между Саудовской Аравией и Катаром. Они используют «арабскую весну» для фактического устранения наиболее сильных конкурентов за влияние в арабском мире, таких как Египет и Сирия, усиления своих позиций в Лиге Арабских Государств (ЛАГ) и получения реальных рычагов для оказания давления на страны региона. После свержения светских режимов в неугодных странах, конечным результатом может стать реализация собственного исламского проекта, преследующего создание единого суннитского пространства от Атлантики до Индийского океана, своего рода «нового халифата».

Катарская дипломатия в основном выступает проводником интересов США
Катарская дипломатия в основном выступает проводником интересов США: американские военные — главный гарант безопасности маленькой богатой персидской монархии http://russiancouncil.ru/

В этих условиях достаточно важно знать, как относится Запад к подобным запросам на Суэцкий канал. Тем более что Катар и Саудовская Аравия, пусть и являясь региональными сателлитами США, ведут свою собственную игру. В этой связи не лишним будет заметить, что далеко не все процессы в арабском мире, связанные с усилением активности исламистов, джихадистов, ваххабитов и ростом цен на углеводороды, что обусловлено продолжающейся нестабильностью в регионе Ближнего Востока, отвечают американским интересам. Запад пока особого беспокойства в связи с подобного рода активностью ваххабитских Катара и Саудовской Аравии не проявляет, ввиду серьезной зависимости главных участников «битвы за Суэцкий канал» от Парижа и, особенно, от Вашингтона в плане военно-технического сотрудничества. Без оружия и покровительства Запада они попросту не смогли бы существовать, учитывая прежние иракские, а теперь и иранские амбиции на главенство в регионе. Тем более что собственные вооруженные силы арабских монархий Персидского залива, по сути, только символические. Например, у того же Катара, пытающегося вести за собой весь арабский мир, вооруженные силы насчитывают лишь около 12 тысяч человек. Не случайно, что на территории этих стран расположены многочисленные американские военные базы, а в ОАЭ еще и французские. Поэтому Запад рассчитывает на то, что в случае необходимости и при наличии «иранской опасности», и Катар и Саудовскую Аравию легко можно будет «поставить в стойло».

Беспорядки в египетском Порт-Саиде
Беспорядки в египетском Порт-Саиде
и попытки перекрыть движение по Суэцкому каналу http://egypt_Kanal_ru.focus.lv

С другой стороны, ввиду недавних беспорядков в египетском Порт-Саиде и попыток перекрыть движение по Суэцкому каналу, установление более серьезного контроля силами арабских союзников Запада, гарантирующего бесперебойное функционирование этого объекта, на данном этапе вполне отвечает интересам и Брюсселя и Вашингтона. Отказ египетского руководства от любых соглашений по Суэцкому каналу вовсе не означает, что они не будут заключены в будущем. Судя по всему, бедственная ситуация в экономике уже в ближайшие годы может привести к переходу, по крайней мере части египетских активов, в руки иностранных собственников. Вопрос лишь в том, кому именно и как скоро.

А Иран, в условиях экономических санкций и довольно враждебного окружения суннитских государств Персидского залива, не ошибемся, если скажем, что лихорадочно ищет пути выхода из такой ситуации. Одним из таких путей Тегеран реально рассматривает пока все еще виртуальный проект под названием «Евразийский Союз». Тегеран рассматривает Союз не просто как потенциального стратегического партнера, но и как наиболее продуктивную геополитическую форму полноценной интеграции Исламской республики в систему новых международных институтов.

На недавней конференции, посвященной вопросам евразийства, министр иностранных дел ИРИ Али Акбар Салехи заявил, что «евразийское сотрудничество приобретает удвоенное значение и его упорядочение может увеличить вклад стран этого региона в формирование завтрашнего мира и гарантировать интересы региона». Сегодня внешнеполитическое ведомство Ирана активно прорабатывает возможные сценарии участия своей страны в новой конструкции.
Фактически Иран готов стать вторым полюсом Евразийского Союза, который возьмет на себя не только разработку открывшихся рынков, но и трудности организационно-финансовых затрат на первом и последующих этапах становления нового образования, проект которого уже вызвал не просто критику, а прямо таки открытую агрессию со стороны некоторых западных партнеров России.

Попытки искусственно изолировать Иран, которые предпринимают страны Запада, безусловно, осложняют ситуацию. Участие Ирана в проекте, автором которого является Россия, может стать не только сильным раздражителем, но и еще одним поводом для развязывания политического и экономического шантажа. Нужно отдавать себе отчет, что первые шаги по включению Ирана в евразийский проект автоматически запустят новые агрессивные контрпроекты.

Участие Ирана, Казахстана, России в интеграционном образовании позволит контролировать колоссальный совокупный запас энергоресурсов, что при грамотном взаимодействии и использовании преимуществ, позволит вывести многие регионы стран-участниц на новый уровень развития. Полноценная интеграция Ирана в торгово-политические отношения с целым рядом стран — членов международного сообщества даст возможность завершить «ядерную эпопею» и снять нарастающее напряжение вокруг Исламской республики.

Есть и еще один фактор, который Иран пытается активно использовать в своих целях. Фактор это называется «катастрофический дефицит энергоносителей» в Пакистане, Индии и Китае. О чем идет речь? А речь идет о газопроводе Иран-Пакистан и далее Индия.

Газопровод Иран-Пакистан-Индия.
Газопровод Иран-Пакистан-Индия.
Иранская часть газопровода, составляющая 1100 км. практически завершена
http://www.trubagaz.ru/

Идея создания газопровода Иран-Пакистан-Индия (ИПИ) была предложена пакистанскими инженерами еще в 1950 году для «развития экономики в регионе и снижения напряженности между странами».

Иранская часть газопровода, составляющая 1100 км. практически завершена, осталось достроить только около 100 км., и «3,6 млн. кубических метров иранского газа в сутки решат большинство газовых проблем и покроют нехватку Пакистана в электроэнергии».

В марте 2013 года Пакистан начал строительство своей части газопровода. Сооружение 780 км. газопровода по территории Пакистана обойдется ему в 1,5 млрд. долларов, из которых 500 млн. Иран предоставил в качестве кредита. Реализация всего проекта протяженностью 2700 км. подразумевает продление нитки газопровода до территории Индии и обойдется странам — участницам в 7 млрд. долларов США. А там и до Китая рукой подать! С вводом газопровода в эксплуатацию Запад и США будут не в состоянии его контролировать. Единственное, что они смогут, так это пугать Пакистан, Индию и Китай санкциями, но вряд ли это у них получиться.

Пакистан уже не откажется от участия в проекте, особенно накануне президентских выборов в мае текущего года. Иранский газ обеспечит Пакистан электроэнергией, рабочими местами, не закроются заводы и фабрики. Кроме этого, США нужно будет контролировать ситуацию в Афганистане, даже и после вывода американских войск из этой страны, а без Пакистана сделать это будет проблематично.

Вашингтон должен опасаться потерять Пакистан, как своего союзника, иначе связка Иран-Индия, как говорят на Западе, «займет водительское кресло». Кстати, в связи с Индией следует упомянуть один факт, когда Дели пошли на поводу Вашингтона и в 2009 году отказались от предложения Тегерана строить газопровод. Теперь, по всей видимости, запах нефти и газа окончательно пробудил интерес Индии к этому проекту, который сулит ей немалые дивиденды.

Перспективы и прогнозы сухопутных поставок энергоресурсов в Китай
Перспективы и прогнозы сухопутных поставок энергоресурсов в Китай:
нитка нефтепровода протянется параллельно Каракорумскому шоссе, по которому иранская нефть потечет в Западный Китай
http://etoruskiy.livejournal.com/

Китай также имеет свой интерес и его не упустит. Пекин подписал с Исламабадом 4-х миллиардный контракт на строительство самого крупного на сегодняшний день нефтеперерабатывающего завода в Гвадаре (юго-западная провинция Белуджистан, Пакистан). Сегодня Гвадар знаменит еще и тем, что это глубоководный порт, кстати, тоже построенный китайцами.

Но и это еще не все. В этой связи прослеживается следующий шаг Пекина — строительство нефтепровода Гвадар-Синьцзян-Уйгурский автономный район (СУАР), регион, что на северо-западе Китая. Вероятно, что нитка нефтепровода протянется параллельно Каракорумскому шоссе, по которому иранская нефть потечет в Западный Китай, оставив в стороне Персидский залив с Ормузскими проблемами.

Таким образом, порт Гвадар приобретает исключительно важное геополитическое и геоэкономическое значение. Это будет нефте-газовый ключ Пакистана, открывающий энергетический коридор Иран-Китай. Кстати, похоже, что это новое перевоплощение Великого шелкового пути.

Гвадар — город и административный центр одноимённого округа
Гвадар — город и административный центр одноимённого округа, расположенный на юго-западе пакистанской провинции Белуджистан http://wikimapia.org/

Успех Ирана в Южной Азии очевиден и резко контрастирует с определенными проблемами в Юго-Западной Азии. Дело в том, что самое крупное в мире газовое месторождение «Южный Парс» Ирану приходиться делить с Катаром. Между Тегераном и Дохой сложились исключительно хитросплетенные отношения, в которых тесно переплелись сотрудничество и соперничество.

Ключевым моментом политики Дохи в регионе является свержение режима Б. Асада в Сирии и недопущение строительства 10-ти миллиардного газопровода Иран-Ирак-Сирия, соглашение, о котором было достигнуто сторонами в июле 2011 года.

Турция также выступает против этого газопровода, потому что он пройдет мимо Анкары, которая считает себя энергетическим перекрестком между Востоком и Западом.

В отличие от газопровода ИПИ, Вашингтон, имея в союзниках, как Турцию, так и Катар, может саботировать его строительство. А это также означает, что Вашингтон сможет влиять на регион «Четырех морей» (Каспийское и Черное моря, Персидский залив и Восточное Средиземноморье), в котором Дамаск видит себя ключевым звеном. Недаром газопровод Иран-Ирак-Сирия еще называют «газопроводом дружбы», в то время, как на Западе он известен не иначе, как «исламский газопровод». Сирия также планирует, в случае реализации проекта, протянуть газопровод до Ливана, а там и до европейского энергетического рынка недалеко.

Регион «Четырех морей» (Каспийское и Черное моря, Персидский залив и Восточное Средиземноморье)
В регионе «Четырех морей» (Каспийское и Черное моря, Персидский залив и Восточное Средиземноморье)
Дамаск видит себя ключевым звеном
http://gloriaputina.livejournal.com

Этот энергетический пасьянс значительно запутаннее, чем кажется на первый взгляд. Водами Восточного Средиземноморья, кроме Ливана и Сирии, омываются еще и Израиль, Палестина, Кипр и Египет. При определенном раскладе, все они из импортеров газа превращаются в экспортеров, а это уже пахнет большими деньгами.

Тель-Авив имеет шанс получить свою долю и экспортировать газ в Турцию и далее в Европу. Об этом свидетельствуют и «вдруг потеплевшие» отношения с Турцией.

Дамаск и Тегеран, вопреки воле Вашингтона, поддерживают Бейрут. Дамаск также поддерживает Багдад, который не прочь обойти все тот же Ормузский пролив и экспортировать нефть и газ взамен на большие доллары. Вот кратко в чем заключаются хитросплетения газопровода Иран-Ирак-Сирия. Несомненно, Сирия это «красная линия» для Тегерана. А теперь все потенциальные игроки следят за действиями Катара, как далеко Доха готова следовать политике Вашингтона?

Преимущество же Ирана сейчас в том, что он готов к любому развитию событий на Ближнем Востоке. Не следует думать, что Иран рассчитывает только на Аллаха и только молится. Тегеран пытается как-то изменить там, где может, во всяком случае, Иран очень чутко воспринимает всё то, что происходит вокруг и принимает меры, чтобы реагировать. Религиозный оттенок имеет место быть, но это не значит, что он затуманивает глаза и рассудок иранских руководителей.

Время покажет.

Продолжение следует.

Схожі публікації