Российский газ вместо перепрофилирования украинской экономики

Богдан Соколовский

Война — это не форс-мажор?

Украина до конца текущего года согласилась выплатить Российской Федерации, то есть агрессору, 3,1 миллиарда долларов США и таким образом покрыть долги за газ. Уплату «долга» аргументируют тем, что его нужно покрыть в обязательном порядке, ведь мы, дескать, получали газ из РФ. Выходит, что газовые отношения между Украиной и РФ рассматриваются отдельно от других, проистекающих между странами, процессов. Это, бесспорно, радует Кремль.

Что интересно, на второй план отходит то, что контракт на импорт газа заключался в тот момент, когда еще не было российской агрессии в Украине, то есть, при абсолютно других условиях — мирных. А долги погашаем во время войны! Хотя в самом контракте прописано, что в случае возникновения форс-мажорных обстоятельств его условия пересматриваются. Вот логично было бы приостановить сотрудничество с агрессором и не перечислять ему средств по долговым обязательствам. Прекратила же РФ поставки газа! А нашу приостановку можно полностью объяснить возникновением форс-мажорной ситуации.

 

Немедленная «инвентаризация» всех отношений между Украиной и Россией.

Странно, что наши представители на переговорах даже не напоминают представителям РФ о необходимости полной «инвентаризации» украино-российских отношений за весь период их существования с целью выяснения кто, кому и сколько должен заплатить и так далее, и тому подобное (Почему-то автор этих строк склонен полагать, что цифры долгов были бы иными. И не известно, кто будет должником — Украина или РФ?). Однако даже если долговые обязательства останутся за нами, все равно категорически нельзя перечислять деньги стране-агрессору. А если РФ должна Украине? Кто-то поверит, что Москва рассчитается с нами сполна? Однозначно — нет, никогда! Выходит, что долг мы можем лишь вернуть. И уже не придется выбирать в виде чего. Следовательно, при всех обстоятельствах, чтобы развивать в будущем какое-то сотрудничество, сначала необходимо провести инвентаризацию.

 

«Аккредитивная оплата» — один из вариантов решения газового вопроса.

Чтобы продемонстрировать, что Украина — ответственный плательщик, можно воспользоваться так называемым «аккредитивным» платежом. Покупатель перечисляет средства нейтральному банку, которому доверяют обе стороны, например, какому-то швейцарскому, а тот в определенный срок перечисляет средства продавцу после выполнения покупателем условий. Такой вариант стоит предложить Москве, по крайней мере, для того, чтобы положительно зарекомендовать себя в глазах всего мира.

Естественно, для реализации этой схемы должно быть заключено соответствующее трехстороннее соглашение. И условие с нашей стороны может быть лишь одно — прекращение агрессии, которым предусматривается вывод всех войск, вооружения, освобождение территории, признание нанесенных убытков и так далее. Очевидно, что все это требует высокопрофессиональных переговоров на международном уровне. Можно с уверенностью предположить, что РФ — чрезвычайно неудобный переговорщик и не захочет подписывать никаких соглашений. В этом контексте можно апеллировать к другим странам, в частности, к гарантам Будапештского меморандума. И, в первую очередь, к США, Великобритании, как к члену ЕС. Эти страны умеют надавить на РФ, в частности, с помощью санкций.

 

Информационная работа за рубежом.

Понятно, что любые механизмы удастся реализовать при условии, что руководители страны будут получать информацию не только от своих спецслужб. Информированием должны заниматься, в первую очередь, украинцы. Причем, информировать нужно как представителей власти, так и общество. В демократических государствах, как известно, общественная мысль в значительной мере определяет позицию власти. Возможно, в некоторых европейских странах, после проведения эффективной информационной кампании, наконец-то перестанут вести разговор о гражданской войне и поймут, что Украина страдает от внешней агрессии.

Вероятно, и еврокомиссар по вопросам энергетики принял бы украинскую сторону в газовых переговорах с РФ, если бы был более информирован об Украине, в т. ч. и о том, что Москва еще в 1992 году украла у украинских граждан около 140 миллиардов долларов США через Сбербанк СССР. А сегодня ситуация складывается по-другому, в пользу Москвы, в частности, потому, что РФ уже давно вела и ведет выгодную ей пропаганду за рубежом, не жалея для этого средств. Представители РФ также всячески способствуют ведению своего бизнеса и так далее. А мы им всегда в этом проигрывали и проигрываем — мы умеем «гордиться нашей независимостью и искренностью» и продолжаем придерживаться худших советских традиций за рубежом, не обращая внимания на местные условия. Очевидно, что пришло время что-то менять, и менять с учетом интересов украинского государства.

 

Денежные средства за российский газ необходимо было использовать для реформирования украинской экономики.

Даже поверхностный анализ газовых проблем демонстрирует, что в любом случае нельзя было ни сейчас соглашаться на оплату агрессору газовых долгов в объеме 3,1 млрд долларов, ни ранее — почти 800 млн долларов США. И НАК «Нефтегаз Украины» в этой цепочке — лишь одна из украинских инстанций, причастных к финансированию российской агрессии в Украине. И не секрет, что таких средств сегодня в распоряжении этой компании нет. У нее — одни долги. А ведь речь ведется о деньгах украинского государства. Даже если сейчас долги удастся оплатить за счет кредитов МВФ, то обязательно наступит время, когда их будет возвращать украинский народ.

Короче, выходит так, что украинцы сами финансируют уничтожение своих соотечественников. И никто не может гарантировать, что средства для выплаты долга россиянам не пойдут на приобретение оружия, ракет, танков и так далее, и не будут использоваться для боевых действий и для убийства. И кто во всем мире после этого захочет нас понять? Почему демократический мир должен нести убытки из-за санкций против РФ, в то время, как мы финансируем агрессию? Кто после этого согласится оказывать нам помощь?

 

Инвестиции в реформы.

Было бы лучше, если бы эти миллиарды за газ использовали для финансирования начала системного реформирования украинской экономики. Это тот процесс, который нужно было начинать еще в первые дни независимости. Когда-то, еще в 1992 году, проекты таких реформ разрабатывались группой патриотов во главе с народным депутатом И. Р. Юхновским. Их поддерживали, в частности, В. Чорновил и С. Хмара, Л. Лукьяненко. Имелось ввиду перепрофилирование технологически устаревшей экономики УССР в экономику независимой Украины.

4 млрд долларов США вполне достаточно, чтобы перепрофилировать почти полмиллиона человек с выплатой компенсации (стипендии) за потерянное рабочее место в течение 0,5–2 лет (в зависимости от сложности перепрофилирования) в размере средней зарплаты. А это, по меньшей мере, 15 % всех занятых в промышленности. Притом, что уже «вчера» нам обязательно нужно перепрофилировать приблизительно 33 % занятых в промышленности. И при этом предусматривается формирование условий для серьезных инвестиций в создание и развитие новых, современных, высокотехнологичных производств — по примеру многих стран.

Лишь тогда нас захотят понять, в частности, и на Западе, где имеются деньги и умеют их считать. Таким образом, можно утвердить свой имидж государства-реформатора, подкрепляя его конкретными действиями, а не только шумными заявлениями и планами на будущее. Лишь тогда можно надеяться, что Украине помогут, в том числе и финансовыми средствами, страны Запада и международные организации. А так мы избрали самый простой вариант — просто избавились от денег и «законсервировали» ситуацию. А дальше, дескать, как-то оно будет. Нет, уверен, что так уже не будет!

Схожі публікації